22 января 1922 г. родился Юрий Левитанский, советский поэт, переводчик, педагог

Один из крупнейших советских поэтов второй половины 20 века, ветеран Великой Отечественной войны, лауреат Государственной премии России, автор стихотворений, поэтических пародий и переводов — Юрий Левитанский был убежденным сторонником пушкинской традиции в отечественной поэзии. Он внес существенный вклад в русское стихосложение, создав собственную уникальную поэтику, которая и сегодня не потеряла своей новизны и очарования.

Юрий Давыдович Левитанский родился 22 января (по другим сведениям — 21 января) 1922 года в городе Козелец Черниговской области. Детство Юрия прошло в Киеве и Донецке (тогда он назывался Сталино). В 1938 году Юрий окончил школу и поступил в Московский институт философии, литературы и истории.

Начавшаяся Великая Отечественная война не дала ему закончить учебу, он ушел на фронт солдатом, затем получил офицерское звание и в 1943 году стал фронтовым корреспондентом. В 1947 году демобилизовался. В течение трех лет он выпустил три сборника стихов: «Солдатская дорога», «Встреча с Москвой» и «Самое дорогое».

В 1955-1957 годах он учился на Высших литературных курсах, действовавших при Литературном институте им. Горького. В 1957 году вступил в Союз писателей СССР. Сборник «Земное небо», увидевший свет в 1963 году, сделал автора знаменитым, а подлинное литературное признание принесла Левитанскому поэтическая книга «Кинематограф» (1970).

Всего вышло из печати более 20 стихотворных сборников поэта и несколько книг прозы. На стихи Юрия Левитанского написано множество песен. Среди самых известных – «Каждый выбирает по себе…» и «Диалог у новогодней елки».

– Что происходит на свете?– А просто зима.
– Просто зима, полагаете вы?– Полагаю.
Я ведь и сам, как умею, следы пролагаю
в ваши уснувшие ранней порою дома.

– Что же за всем этим будет?– А будет январь.
– Будет январь, вы считаете?– Да, я считаю.
Я ведь давно эту белую книгу читаю,
этот, с картинками вьюги, старинный букварь…

Важной стороной творчества Юрия Давыдовича являются многочисленные переводы, в основном поэтов стран Восточной Европы, а также книга оригинальных пародий на стихи современных ему поэтов — «Сюжет с вариантами» (1978), создававшаяся в течение многих лет и представляющая собой уникальное явление российской словесности.

Параллельно с творческой работой в середине 1990-х годов Левитанский занимался и преподаванием — он вел поэтический семинар в Литинституте.

Умер Юрий Давыдович Левитанский 25 января 1996 года в Москве, похоронен на Ваганьковском кладбище столицы.

Источник опубликования: https://www.calend.ru/persons/1220/
Фото из открытых источников интернета

Литературный час юбиляра «Наш Анатолий Софронов»

Уважаемые читатели!

В рамках проекта ЦБС «Литературный туризм» и единого дня писателя «Ростов. Софронов. 110» мы приглашаем вас посетить литературный час юбиляра «Наш Анатолий Софронов», посвященный 110-летнему юбилею со дня рождения русского советского писателя, поэта,   драматурга и  сценариста.

Его авторству принадлежит множество известных песен и стихов, включая «Ростов-город, Ростов-Дон», а также немало пьес и киносценариев, в числе которых знаменитая «Стряпуха». Более 30 лет Анатолий Софронов провел на посту главного редактора журнала «Огонёк».

Можно перечислить все его звания, припомнить все направления его творческой деятельности, но при этом мало сказать, как о человеке. А человек был хороший, всем сердцем любящий донской край и посвятивший ему множество замечательных стихов и песен.

Кто же он, Анатолий Софронов?

LEAD Technologies Inc. V1.01

Родился Анатолий Владимирович Софронов  19  января 1911 года в Минске в семье потомственного военного юриста.

 Отец — Владимир Александрович Софронов, 1882 года рождения, происходил из донской казачьей семьи. Его отец (дед поэта), Александр Иванович Софронов, потомственный донской казак, занимал видное положение в судебной администрации Области Войска Донского, мать (бабушку поэта) звали Варвара Францевна.

Перед Первой мировой войной Владимир Софронов был начальником Харьковского полицейского управления. В годы Гражданской войны он служил в Белой армии у генерала Каледина следователем в военной прокуратуре. Затем перешёл на сторону красных, был старшим следователем военной прокуратуры Северо-Кавказского военного округа. В декабре 1926 года был арестован и обвинён в том, что участвовал в деятельности белогвардейской контрразведки. Постановлением Коллегии ОГПУ по статье 58-11 УК РСФСР приговорён к расстрелу. Реабилитирован 14 апреля 1992 года.

Мать — Аделия Фёдоровна Софронова, в девичестве Гримм, наполовину немка, наполовину полька, родилась в Ревеле. По воспоминаниям Софронова, она говорила, что «кажется, она из рода тех самых братьев Гримм».

В середине 1920-х семья перебралась в Ростов-на-Дону, отец получил должность старшего военного следователя Северо-Кавказского военного округа.

В 1926 был арестован. Репрессирован по постановлению Коллегии ОГПУ от 6 апреля 1927 года по ст. 58-11 УК РСФСР «за участие в деятельности белогвардейской контрразведки». Приговорён к высшей мере наказания – расстрелу. На основании статьи 3-«Б» «Закона о реабилитации жертв политических репрессий» реабилитирован 14 апреля 1992 года.

Анатолий Софронов остался единственным кормильцем в семье. В 1929 Анатолий ушел из школы и через биржу труда попал на завод «Ростсельмаш», где проработал пять лет фрезеровщиком и слесарем, печатая в заводской газете стихи и очерки и руководя заводской агитбригадой.

Скоро агитбригада превратилась в литгруппу при газете «Сельмашстроевец» (позже – «Ростсельмашевец»). Анатолий Софронов был секретарем газеты и группы в 1929 – 1934 гг. В литературную группу, наряду с ним, входили Илья Котенко, Пётр Симонов, Константин Прийма, Дмитрий Евтушенко и др.

Занятия ЛИТО вели члены Ростовской писательской организации – Владимир Фоменко, Ашот Гернакерьян, Иван Ковалевский. Приезжали делиться литературным опытом с молодыми рабочими-писателями и москвичи: Мариэтта Шагинян, Степан Щипачёв, Максим Горький.

В 1930 на литературном вечере в Ростове А. Софронов впервые встретился с Михаилом Шолоховым, который уговорил молодого человека продолжать развивать свое литературное творчество. И уже спустя год Софронов поступил на вечернее отделение литературного факультета Ростовского педагогического института (РГПИ).

Кумиром Софронова того времени был Владимир Маяковский. Анатолий Владимирович позже вспоминал о том времени:

«Маяковский олицетворял собой новую Россию – разрушающую и созидающую, гневную и радостную. Для нас он был знаменем новой жизни, и мы шли за ним. Стихи его не заучивали, их вдыхали – одним глотком, как воздух… Мы многого тогда еще не знали и не разбирались в тонкостях поэтических направлений, но кто такой Маяковский мы хорошо знали. Мы следовали за ним, подражали ему. Писали плакаты и сочиняли лозунги, которые развешивали в заводской проходной, в цехах, над станками. Нам хотелось работать как Маяковский. И жить, как он!»

Уже в 1934 году в Ростовском книжном издательстве вышла первая книга стихов Софронова «Солнечные дни».   От литературного объединения «Ростсельмаш» в 1934 г. А. Софронов принял участие в работе Первого съезда советских писателей, где был лично представлен Максиму Горькому.

В 1937 г. окончил РГПИ.

Дальше карьера молодого поэта стремительно пошла вверх.

В 1938 году Анатолий Софронов участвовал в съемках документального фильма о Шолохове  (Ростовская студия кинохроники), с которым в те годы особенно сблизился.

В том же 1938 г. А. Софронов победил во Всероссийском конкурсе на лучшую песню о пограничниках.

В 1940 г. – вступил в КПСС.

В годы Великой Отечественной войны был корреспондентом армейской газеты «К победе» 19-й армии И. Конева. На передовой встречался с К. Симоновым, А. Фадеевым, А. Сурковым.

http://studia-vasin.ru/

Он трижды был ранен и провел много времени в госпиталях. Там Софронов начал писать свои первые пьесы.

После армейской газеты работал в «Известиях», бывал на Южном и Брянском фронтах. В штабе Южного фронта, в освобожденном Ростове, произошла судьбоносная для него встреча с драматургом А. Корнейчуком, которому он показал свои первые драматургические произведения. Перешел на работу в Главное политуправление.

В 1942 г. А. Софронов встречается со старым знакомым – Виталием Закруткиным, ставшим его другом на всю жизнь. Писатели – донцы особенно тяготели к кавалерии, многих из них судьба сводила с 5-м гвардейским кавкорпусом генерала А. Г. Селиванова.

Софронов в связи с этим вспоминает:

«Анатолий Калинин, Виталий Закруткин и я в разное время бывали в дивизиях этого корпуса… Каждый по-своему отметил свое знакомство с донцами. Анатолий Калинин – романом, я – стихами, Закруткин – одним, пожалуй, наиболее впечатляющим произведением, созданным после того, как в калмыцких степях и в предгорьях Кавказа майор Закруткин находился, что называется, в боевых порядках спешенной кавалерии и принял вместе со своими боевыми друзьями участие в битве за Кавказ. Обо всём этом В. А. Закруткин написал в «Кавказских записках».

Воспоминания  Анатолия Софронова, опубликованные в еженедельнике «Литературная Россия» в августе 1971 года:

«… Помнится поздняя осень 1942 года, когда в Москве представитель Брянского фронта Серафим Китаев встретился со мной и композитором Сигизмундом Кацем и передал просьбу тех, кто сражался в суровые дни войны в Брянских лесах, написать для них песню. В то время это было очень созвучно нашим мыслям и настроениям… Мы сидели с композитором у рояля и думали: какая же это должна быть песня? Что в ней нужно сказать, какими словами выразить думы тех, кто был там, за линией фронта, с замиранием сердца слушая сообщения с Большой земли?»

И далее он пишет:

«Помнится, что где-то грели нашу душу такие народные песни, как «Ревела буря, дождь шумел», «Шумел-горел пожар московский», песни эпические, в которых была выражена душа народа, патриотический порыв и мужество русских людей. Так и начала создаваться песня «Шумел сурово Брянский лес».

Когда слова были написаны, А. Софронов, бывший в ту пору военным корреспондентом газеты «Известия», получил задание редакции выехать на Брянский фронт. Композитор С. Кац по приглашению политуправления фронта отправился туда же, чтобы передать из рук в руки, а точнее из уст в уста, песню фронтовому ансамблю. Автор слов и композитор оказались в городе Ефремове. Ансамбль песни и пляски Брянского фронта очень хорошо принял песню. Однако ее создателям хотелось большего – доставить песню в Брянские леса и вручить тем, кому она посвящена.

Вылет разрешили одному А. Софронову. И вот он в самолете, загруженном припасами, медикаментами, продовольствием и праздничными подарками брянских партизан. Вместе с Анатолием Владимировичем в тыл врага летели начальник штаба объединенных партизанских отрядов Матвеев и специальный корреспондент газеты «Красная звезда» Крайнов.

Самолет пересек линию фронта и 6 ноября 1942 года благополучно приземлился на партизанском аэродроме.

«Открылись двери… и мы оказались в объятиях людей, которые ожидали нас в этот предпраздничный вечер… Все это было в районе г. Трубчевска – в освобожденных районах Брянщины, где была советская власть, где в лесах действовали партизаны…» – вспоминал А. Софронов.

Переживая и волнуясь, он пел народным мстителям. Слушали очень внимательно. Попросили спеть еще раз, потом еще… Бойцы дружно подхватили припев. Автора и исполнителя обнимали. Потом А. Софронов помог оказавшемуся в отряде слепому музыканту подобрать мелодию.

Вскоре песню узнали во всех отрядах. И не просто узнали, а взяли «на вооружение». Она стала партизанским гимном. Песня звучала в лесах Белоруссии, ее пели украинские, смоленские и курские, орловские и ленинградские партизаны .

«Шумел сурово Брянский лес» выдержала испытание временем. Проникновенная мелодия, героические слова покоряют слушателей и в мирные годы. Песня была записана на грампластинку в Москве, не раз звучала по Всесоюзному радио. На постаменте памятника воинской и партизанской славы в Брянске начертано четверостишие из этой знаменитой песни.

В ноябре 1998 года областная Дума приняла закон о символах Брянской области. И знаменитая песня стала гимном Брянщины.

Композиция «Ростов-город, Ростов-Дон» (музыка Матвея Блантера) является гимном Ростова-на-Дону.

Писатель Виталий Закруткин вспоминал:

«… до нашей армии, преодолев все расстояния, дошли две замечательные песни Софронова «Шумел сурово брянский лес», «Ростов-город». Мне много раз доводилось слушать, как задушевно поют эти песни уставшие от боев солдаты, как на лесных полянах, на горных перевалах Главного Кавказского хребра, на маршах и на отдыхе повторяют они под баян или гитару слова полюбившихся им песен». Всем нам известная песня «Ростов-город» практически стала ростовским гимном. Под нее отсчитывают время часы на башне универмага, под нее на вокзале встречают и провожают фирменные поезда «Тихий Дон» и «Атаман Платов».

Одно из лучших стихотворений Анатолий Софронова о войне – «Бессмертник»:

 Спустился на степь предвечерний покой,

Багряное солнце за тучами меркнет…

Растет на кургане над Доном-рекой

Суровый цветок — бессмертник.

Как будто из меди его лепестки,

И стебель свинцового цвета…

Стоит на кургане у самой реки

Цветок, не сгибаемый ветром.

С ним рядом на гребне кургана лежит

Казак молодой, белозубый,

И кровь его темною струйкой бежит

Со лба на холодные губы.

Хотел ухватиться за сизый ковыль

Казак перед самою смертью,

Да все было смято, развеяно в пыль,

Один лишь остался бессмертник.

С ним рядом казак на полоске земли

С разбитым лежит пулеметом;

И он не ушел, и они не ушли —

Полроты фашистской пехоты.

Чтоб смерть мог казак молодой пережить

И в памяти вечной был светел,

Остался бессмертник его сторожить —

Суровой победы свидетель.

Как будто из меди его лепестки,

И стебель свинцового цвета…

Стоит на кургане у самой реки

Цветок, не сбиваемый ветром.

В 1934 – 1947 гг. Софронов пишет множество патриотических стихов и поэм, по преимуществу – на донскую тему.

Пожалуй, Софронов смог стать своеобразным Шолоховым поэзии. Ни один поэт не посвятил Дону столько песен, сколько он.

Анатолий Софронов  «Посвящение Дону»

Как можно жить, не зная точно,

Откуда ты и кто ты сам?

Кому обязан каждой строчкой,

Каким высоким парусам?

Кому ты твердостью обязан?

Откуда в люди вышел ты?

Кто в жизни дал тебе наказом

Неразводимые мосты,

Соединившие навеки

Тебя с отцовскою землей?

Откуда ты считаешь вехи

Дороги долгой и крутой?!

И не ищите, не ищите

Меня в какой стране другой:

Нуждаясь в ласке и защите,

Я возвращаюсь в край родной.

И вот дышу, дышу, вдыхая

Дымок рыбачий над костром,

Смотря, как пламя полыхает

Под искрометным ветерком.

Нет, не ищите, не ищите, —

Я сам всегда сюда иду,

Донской земли старинный житель,

Без этих зорь я пропаду!

Пусть опадает клен багряно,

Теряя листья на ветру…

Осенней ночью ноют раны,

Лишь затихая по утру.

Когда кричат разноголосо,

Росой умывшись петухи,

Опять рождаются без спроса,

Без принуждения стихи.

Один за другим Анатолий Софронов печатает 10 сборников поэзии: «Солнечные дни» (1934), «Мы продолжаем песню» (1936), «Над Доном-рекой» (1938), «Сторона донская» (1940), «Конногвардейцы» (1942), «Казачья слава» (1942), «Ковыли» (1944), «Степные солдаты» (1944), «Казачья весна» (1946), «Стихи военных лет» (1947).

А также ряд поэм: «Нагайка», «Бочонок» (1939), «Батожок» (1944), «Миус» (1945), «Хмель-хмелёк» (1945), «Золотой берег» (1945).

Кроме того, в конце 1930-х – середине 1940-х, писал либретто для оперетт «Соловьиный сад» (1938), «Искатели сокровищ» (1941), «Девушка из Барселоны» (1942).

В 1948 г. Анатолий Софронов был удостоен Сталинской премии второй степени за свою первую пьесу «В одном городе» (1946). Пьеса поставлена в театре им. Моссовета.

Одновременно Софронов назначен секретарём СП СССР. Он пробыл на этом посту до 1953 г.

На следующий год, в 1949, Софронов опять удостоился государственной премии, на этот раз – первой степени, за пьесу «Московский характер» (1948), поставленную в Малом театре.

С 1949 г. до конца жизни Софронов написал еще 22 пьесы и 8 сценариев фильмов.

Пьесы стали той нишей, которая принесла Анатолию Софронову всесоюзную известность.

Например, «Миллион за улыбку» ставилась только в 1960 году 6015 раз.

Пьеса «Стряпуха» сыграна в 1960 году 4637 раз. Позже, в 1965 году, по ней был снят одноименный фильм, со Светланой Светличной в главной роли.

Софронов даже написал несколько продолжений к своей самой популярной работе: «Стряпуха замужем», «Павлина» и «Стряпуха-бабушка».

Кроме пьес и сценариев, Софронов выпустил еще шесть сборников стихов.

После смерти Сталина, в 1953 г. Анатолий Владимирович назначен главным редактором журнала «Огонёк». Он возглавлял редакцию этого журнала больше 30 лет (до 1986 г.).

С самого начала своего главредства А. Софронов на базе «Огонька» формирует группу талантливых советских «шолоховедов», многие из которых были с Дона (К. Прийма, В. Закруткин, П. Лебеденко и др.).

Несмотря на его радикальные просоветские взгляды, Софронов никогда не забывал своих старых друзей и, по словам Людмилы Петрушевской, «был добрым и щедрым человеком для своих старых товарищей, да и для сотрудников».

Продолжается плодотворное сотрудничество с Михаилом Шолоховым. Именно у Софронова в «Огоньке» в апреле-июне 1954 г. начинается публикация второй книги «Поднятой целины» Шолохова, которую медлил публиковать у себя Твардовский (из-за чего Михаил Александрович даже вышел из редакции «Нового мира», где в начале 1930-х была опубликована первая книга романа).  

В 1958 году Софронов вступает в должность заместителя председателя Советского комитета солидарности со странами Азии и Африки. Он начинает много ездить по миру, и во время своих путешествий пишет очерки, сценарии к водевилям.

 Чуть позже он создает Международную ассоциацию писателей стран Азии и Африки и общество «Гефест» для глухонемых художников.

 В 1970-е годы, после получения М. Шолоховым Нобелевской премии (1965), – начинается беспримерный расцвет «шолоховедения» в СССР. Лучшее издание этого круга – сборник «Слово о Шолохове», подготовленный Софроновым к 50-летию своего великого друга. Сам А. Софронов в том же юбилейном 1973 г. публикует в «Огоньке» очерк о Шолохове в Вешках «У Лебяжьего яра», а в 1975 в «Современнике» выходит его книга «Шолоховское».

В последние годы жизни Анатолий Софронов отходит от своих политических противостояний и концентрируется на написании романа в стихах «В глубь времени».

В 1986 году Анатолий Софронов покидает пост главного редактора журнала «Огонёк».

Анатолий Софронов был женат несколько раз. Первая жена — Ксения Фёдоровна Софронова (мать его старшей дочери). Последний раз и до самой своей кончины был женат на Эвелине Сергеевне Софроновой (урожденная Фомина, род. 1932).

У Софронова было трое детей: дочь Виктория и сыновья Владимир и Алексей.

Скончался Анатолий Владимирович в Москве 9 сентября 1990 года в возрасте 79 лет.

В ростовском театре им. Горького в разные годы было поставлено 12 пьес Анатолия Софронова.

Некоторые произведения Софронова переведены на иностранные языки.

В 1994 жена Анатолия Владимировича Эвелина основала при Союзе Писателей России литературно-мемориальную гостиную Софронова, «хранящую память о поколении людей безраздельно принадлежащих своей Родине».

Как отметил на вечере памяти Анатолия Софронова, прошедшем в ЦДЛ в 2006 г., председатель Московской организации Союза писателей России В. И. Гусев, «с именем Анатолия Софронова неизбежно ассоциируется слово и понятие «русский». Анатолий Софронов был одним из первых в Советском Союзе, кто предвидел грядущую трагедию русского народа, народа-интернационалиста в лучшем смысле этого слова».

«Где б я ни был вдали» Ю. А. Левитин — А. В. Софронов. Исполняет Владимир Атлантов

Не чужды поэту были и лирические мотивы, кто не знает песни «Ах, эта красная рябина…» в исполнении Нани Брегвадзе?

По мнению некоторых авторов, именно песенное наследие Софронова имеет наибольшую ценность:

«…Нельзя нам забывать про таких песенников Великой Отечественной, как Анатолий Владимирович Софронов. На него в наше время только вешают собак, поминая недобрым словом время его работы редактором «Огонька». Совершенно незаслуженно. Может быть, что-то там и было. Но больше было доброго, значимого, хорошего. А вообще-то, писателя, поэта надо по делу его судить литературному. У Софронова есть ведь очень хорошие песни и в особенности те, что написаны были им в военную пору. Они тогда всюду звучали. Некоторые из них до сей поры поются, стали поистине народными… Софронова нельзя забывать. Ни в коем случае нельзя забывать. Песни его — это, вообще, драгоценный пласт. И казачество, в том числе, и в первую очередь донское, должно быть благодарно ему за то, что он первым, как говорится, за плугом шел, распахивая эту тему, за чепиги этого плуга держался». Анатолий Калинин

При подготовке мероприятия были использованы источники:

110 лет со дня рождения А. В. Софронова https://donlib.ru/celebrate/2011/1/21/110-let-so-dnya-rozhdeniya-a-v-sofronova/

Песни на стихи Софронова А. В. https://zen.yandex.ru/media/cervonets/pesni-na-stihi-sofronova-av-5edbf0e31394a14a1cc53aee

Софронов Анатолий Владимирович https://libryansk.ru/sofronov-anatolij-vladimirovich.23125/

Яковлева Елена «Анатолий Софронов — человек, с которым связано 30 лет истории журнала «Огонёк» https://2queens.ru/Articles/Biblioteka-Pisateli/Anatolij-Sofronov—chelovek-s-kotorym-svyazano-30-let-istorii-zhurnala-Ogonyok.aspx?ID=3192

Благодарим за внимание! До новых встреч!

Фото из открытых источников интернета

День писателя «Арбатское вдохновение»

14 января  исполнилось 110 лет со дня рождения известного советского писателя Анатолия Наумовича Рыбакова.

На протяжении более 50 лет он был, наверное, единственным настоящим русским автором бестселлеров. Не зря американцы в свое время поместили его портрет на обложке журнала «Time» (из русских писателей до Рыбакова подобной чести удостаивался только Солженицын). Биография Рыбакова, по сути, та же, что у Солженицына, разве что в другой последовательности: арест, ссылка, война.

Из-под пера прозаика вышли яркие, пронзительные произведения о произволе сталинских времен — «Дети Арбата» и «Тяжелый песок», а также знаменитая приключенческая трилогия «Кортик», «Бронзовая птица», «Последнее лето детства».

Повести и романы Рыбакова высоко ценят и современные читатели. Книги прозаика популярны не только в России, но и далеко за ее пределами. Его произведения переведены на десятки европейских языков.

Публичный центр правовой информации имени Г. В. Плеханова приглашает вас посетить   День писателя «Арбатское вдохновение», посвященный  юбиляру.

Мы очень ждем вас! Присоединяйтесь!

ЛИТЕРАТУРНАЯ ВИЗИТКА «СУДЬБА ПИСАТЕЛЯ — СУДЬБА СТРАНЫ»

Анатолий Рыбаков — лауреат Государственных премий СССР и РСФСР, был президентом советского ПЕН-центра (1989—1991), секретарём правления Союза писателей СССР (с 1991). Доктор философии Тель-Авивского университета.

Анатолий Рыбаков – автор книг «Кортик», «Бронзовая птица», «Екатерина Воронина», «Лето в Сосняках», «Приключения Кроша», «Неизвестный солдат», «Дети Арбата», «Тяжелый песок»

Награждён орденами Отечественной войны I и II степеней, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов.

Настоящая фамилия писателя — Аронов

Рыбаков — фамилия по матери. Родившийся 1 января (14 по новому стилю) 1911 года в еврейской семье, мальчик Анатолий получил фамилию отца — Аронов.

Как вспоминала позднее его вдова Татьяна Винокурова-Рыбакова, «муж и воевал как Аронов, и судимость сняли с него как с Аронова», но свое первое произведение — повесть «Кортик» — он подписал псевдонимом, которым ему послужила фамилия матери: Рыбаков.

Именно как Анатолий Рыбаков писатель стал всемирно известен, а псевдоним постепенно стал его официальной фамилией. Например, в наградных документах 1940-х годов Анатолий Наумович фигурирует под фамилией Аронов, а в документах о награждении орденом Отечественной войны II степени в 1985 году — уже как Рыбаков.

«Дитя Арбата»

Упрямо я твержу с давнишних пор:

Меня воспитывал арбатский двор,

Все в нем, от подлого до золотого.

А если иногда я кружева

Накручиваю на свои слова,

Так это от любви. Что в том дурного? Булат Окуджава

Писатель родился 14 января 1911 года в Чернигове (по другим источникам — в селе Держановка Черниговской области). Но он всегда считал себя москвичом, поскольку уже в раннем возрасте вместе с родителями он переехал в столицу.

Отец, Аронов Наум Борисович, был инженером, управляющим на винодельческом заводе. В этом производстве работал и после революции, был хорошим специалистом, автором монографий и учебных пособий по пивоварению и виноделию. Мать, Рыбакова Дина Абрамовна, вела домашнее хозяйство.

С 1919 года семья обосновалась в Москве, на Арбате, в том самом доме №51, который будет потом описан в произведениях писателя.

Москва, улица Арбат, 51

Все детские впечатления и воспоминания Рыбакова связаны с жизнью Москвы 20-х годов.

Здесь он учился в бывшей Хвостовской гимназии в Кривоарбатском переулке и вступил в пионеры, в одну из самых первых пионерских организаций.

Москва, Кривоарбатский переулок, бывшая гимназия Н.П. Хвостовой

Восьмой и девятый классы (тогда были девятилетки) он окончил в Московской опытно-показательной школе-коммуне имени Лепешинского во 2-м Обыденском переулке на Остоженке, где преподавали одни из лучших педагогов того времени. Школа возникла как коммуна комсомольцев, вернувшихся с фронтов гражданской войны. Здесь  ценили коллективизм и бескорыстие, полностью отрицая карьеризм и приспособленчество. Анатолий Рыбаков:

Именно МОПШ дала ему качественную техническую подготовку: в этом учебном заведении, построенном как коммуна, весь образовательный процесс был построен вокруг изучения текстильной фабрики, а все предметы были объединены в трудовые комплексы и изучались на материале конкретных производственных процессов.

Учебный процесс в МОПШ был организован непривычно для современного человека: уроки продолжались по сто минут без перерыва, и шли с 9 утра до обеда. При этом занятия строились как самостоятельная деятельность, а учитель выступал только в роли консультанта. После обеда начиналась работа мастерских — переплетной и столярной, старшая группа уходила на фабрику, с семи до девяти часов вечера работали кружки, а в 22.30 в школе-коммуне объявлялся отбой.

«Мы проводили в школе весь день, с утра и до вечера. У нас не было обслуживающего персонала, мы все делали сами: раздавали пищу в столовой, мыли посуду, убирали школьные помещения, дежурили на вешалке, в библиотеке, благоустраивали территорию… В школе царил особый дух коллективизма, высокой нравственности, бескорыстности».

После вручения аттестата зрелости юноша устроился на работу: на химическом заводе имени М.В. Фрунзе трудился грузчиком, потом выучился на шофера.

В 1930 году он поступил на автодорожное отделение Транспортно-экономического института Наркомата путей сообщения (позднее этот институт стал частью Московского института инженеров транспорта). Но через три года его исключают сначала из комсомола, а потом и из института: причиной стало участие в политической дискуссии, в которой, как следует из материалов уголовного дела, он выступал «как бы примиренчески по отношению к троцкистской оппозиции».

Добившись восстановления, Анатолий Аронов вскоре вновь подвергается репрессиям. В ноябре 1933 года его арестовывают и постановлением Особого совещания (ОСО) коллегии ОГПУ приговаривают к трем годам ссылки без права проживания в городах с паспортным режимом.

После окончания ссылки Рыбаков не имеет права жить в крупных городах. Начинается его путешествие по стране. Именно тогда юноша-романтик из интеллигентной московской семьи по-настоящему узнал людей и жизнь, увидел многие города и переменил много профессий. Он работал шофером, слесарем, трудился на автотранспортных предприятиях Башкирии, Калинина (ныне Тверь), Рязани.

«Не могу сказать, что было тяжелее — ссылка или скитания после нее. В ссылке хотя бы надежда была — вот она окончится, и наступит нормальная жизнь. Но это оказалось иллюзией — нормальная жизнь не могла получиться у бывших ссыльных»говорил Рыбаков.

В 1938 году Анатолия Наумовича назначили главным инженером областного автотранспортного предприятия в Рязани.

Прошел всю войну от Москвы до Берлина

В ноябре 1941 года главный инженер Рязанского областного управления автотранспорта Анатолий Аронов был призван в Красную Армию, в которой прослужил потом до 1946 года. Севший за баранку грузовика еще в 1928 году, будущий писатель и в армии служил в автомобильных частях, начав боевой путь рядовым шофером под Москвой, в самые тяжелые дни обороны столицы. А окончил войну он в звании гвардии инженер-майора и в должности начальника автослужбы 4-го гвардейского стрелкового Бранденбургского Краснознаменного корпуса.

В рядах этого корпуса Анатолий Аронов прошел практически всю войну: он стал его бойцом во время формирования корпуса в январе 1942 года, вместе с ним участвовал в обороне Ленинграда и вместе с ним был переброшен под Сталинград, а потом дошел со своим корпусом до Берлина. За это время Анатолий Аронов был удостоен медали «За боевые заслуги», двух орденов Отечественной войны (I и II степени), а также медалей «За оборону Ленинграда» и «За взятие Берлина». Но самое главное, за боевые заслуги он был признан не имеющим судимости, что существенно облегчило его послевоенную жизнь. Полностью реабилитирован писатель был только в 1960 году.

ДОБРЫЙ И ЧЕСТНЫЙ ТАЛАНТ

Литературное творчество начал в 37 лет

Литературный путь А. Н. Рыбакова начался после войны.

Прослужив после Победы почти год в Германии, где был оставлен 4-й гвардейский корпус, Анатолий Аронов был демобилизован вместе со всеми однополчанами, когда прославленную воинскую часть расформировали. Летом 1946 года он возвращается на родину, но не в Рязань, к жене, а в Москву: решение о том, что он не имеет судимости, вновь дает ему возможность поселиться в столице.

В это же время Анатолий Аронов принимает решение круто изменить свою жизнь: переквалифицироваться из инженеров-управленцев в писатели. Он садится за первое свое литературное произведение — повесть «Кортик».

 Литературный дебют

Первыми писательскими успехами стали приключенческие повести, написанные для молодых людей. «Кортик», «Приключения Кроша», «Бронзовая птица» — этими произведениями наслаждались школьники нескольких поколений. Свежесть чувств, острота переживаний, манящие тайны, пионерская романтика, запутанные дворы Арбата… Все эти повести стали, своего рода, классикой юношеского чтения и впоследствии были экранизированы.

В апреле 1947 года Анатолий Аронов, подписав повесть «Кортик» псевдонимом «Анатолий Рыбаков», лично относит ее в издательство Детгиз. Впоследствии писатель так вспоминал об этом периоде обучения писательскому труду.

«Легче всего написать первую книгу. Труднее, когда появляется опыт… Перечитывая свои ранние книги, я удивляюсь тому, как легко решал всякие сложности. Теперь легкости нет. Новую книгу пишу так, будто ничего до этого не писал».

Повесть была написана по всем правилам приключенческого жанра: энергичное действие, романтическая тайна и неожиданные повороты сюжета, которые держат юного читателя в напряжённом ожидании необыкновенного.

Помните, его герои, первые советские пионеры, разгадывали тайну кортика царского морского офицера и помогали обезвредить опасного бандита…

Герой «Кортика» – Миша Поляков при всех своих детских чертах уже маленький мужчина, решительный, любознательный, энергичный, всегда поступающий в согласии со своими убеждениями и представлением о хорошем и плохом.

Все любимые герои А. Рыбакова, сколько бы им ни было лет, чем бы они ни занимались и как бы они ни назывались, строго хранят кодекс мужской чести, где на первом месте мужественная отвага и готовность отстаивать справедливость.

Доныне полон высокого смысла наказ матроса Полевого из повести «Кортик» московскому школьнику Мише Полякову: «Будешь для народа жить — на большом корабле поплывёшь».

«Моё поколение — это дети революции, и им посвящены все мои сочинения — начиная с «Кортика», — подчёркивал писатель.

С каким нетерпением мы ждали новой встречи с Мишкой Поляковым в «Бронзовой птице» и искали сокровища в старинной дворянской усадьбе. Да, там много «воспитания в духе коммунизма», но все это просто фон для увлекательных приключений дружной компании.

Анатолий Рыбаков  «Бронзовая птица» Аудиокнига. Читает Павел Беседин https://www.youtube.com/watch?v=tDXdcmuldao

«Кортик» и «Бронзовая птица», пожалуй, два самых известных произведения писателя Анатолия Рыбакова, ставшего одним из классиков отечественной подростковой литературы.

Третья повесть цикла — «Выстрел» — известна меньше, хотя именно она стала гораздо более зрелым произведением, посвященным судьбе тех же героев.

Цикл «Кортик», «Бронзовая птица» и «Выстрел» писался почти 30 лет.  Если «Кортик» увидел свет в 1948 году, то вторая повесть цикла — «Бронзовая птица» — была опубликована лишь восемь лет спустя. Писатель не собирался расставаться с героями, полюбившимися не только читателям, но и ему. Правда, на то, чтобы вернуться к ним, ушло еще 19 лет: только в 1975 году увидела свет последняя повесть цикла — «Выстрел». Таким образом, на создание всей трилогии у Анатолия Рыбакова ушло 27 лет!

Героя романа «Водители» зовут так же, как и героя «Кортика»

А. Рыбаков не пошёл по уже проторенному пути, вслед за первыми книгами, имевшими огромный успех, он попробовал свои писательские силы совсем в ином жанре.

Первый «взрослый» роман литератор посвятил друзьям и коллегам по шоферскому прошлому.   В 1950 году он издал большой роман «Водители». Это произведение о труде, радостях и горестях людей, проводящих за «баранкой» автомобиля половину жизни.

Главным героем повести «Кортик» стал пионер Мишка Поляков,  а главного героя   романа «Водители», зовут Михаил Григорьевич Поляков. Формально это всего лишь совпадение: ни в «Водителях», ни в продолжениях «Кортика» — повестях «Бронзовая птица» и «Выстрел» — нет никаких упоминаний о том, что это один и тот же персонаж.

По мнению многих литературоведов, для самого писателя выбор имени главного героя водительской эпопеи был не случайным. Тем самым, возможно, он стремился дать картину судьбы поколения, принявшего на свои плечи главный груз Великой Отечественной войны.

Кстати, роман «Водители» принес Анатолию Рыбакову первую серьезную награду: вышедший в 1950 году, в 1951 году он был удостоен Сталинской премии второй степени, что открыло писателю путь в большую литературу.

У писателя появилась огромная армия почитателей, с нетерпением ожидавших от Рыбакова новых произведений.

В 1955 году был написан второй роман «производственного цикла» — «Екатерина Воронина», посвященный проблемам взаимоотношений в коллективе волжских речников. В «Екатерине Ворониной» Анатолий Рыбаков продемонстрировал еще одну грань своего писательского таланта — знание женской психологии и умение ее изобразить.

Еще один «производственный» роман «Лето в Сосняках» (1964) написан о простых людях, прошедших войну, поиске ими счастья, о трудном становлении в послевоенные годы, о труде и доблести.

 Три повести А. Рыбакова о   справедливом и смелом Сереже Крашенинникове (Кроше) широко известны в России и юному, и взрослому читателю. Первая из них – «Приключения Кроша» – вышла в свет в 1960 году, вторая – «Каникулы Кроша» – в 1966 году, третья – «Неизвестный солдат» – в 1971 году.

Главный герой Крош в чем-то похож на Мишу Полякова из предыдущей трилогии. Любознательный и честный Крош увлекается расследованием загадочных происшествий. Его волнует не только то, что произошло рядом с ним, но и то, что случилось за много лет до его рождения. В повести «Приключения Кроша» он пытается раскрыть кражу обыкновенных деталей от грузовика. Юмор, весёлая и необидная улыбка, с которой писатель наблюдает, как его герой взрослеет, одерживая маленькие победы и выдерживая маленькие поражения.

Анатолий Рыбаков «Каникулы Кроша». Читает Павел Беседин https://www.youtube.com/watch?v=wdPHko8vWBU

Эти книги, ставшие классикой юношеского чтения, отличались живостью повествования, убедительностью, остроумием. Рыбаков подарил поколению подростков, переживших войну, интересное и увлекательное чтение.

«А правда остается…»

Несмотря на награды и читательскую любовь, творческая доля Анатолия Рыбакова складывалась непросто. Давление, притеснения всевозможных «инстанций», зависть «собратьев по перу» он испытал в полной мере.

Рогатками запретов первоначально был обнесён роман «Тяжёлый песок» — о преступлениях нацизма, обрекшего на страдания и смерть миллионы людей. Отказы в публикации, прямые и косвенные придирки (кому-то, например, не понравилось авторское название «Рахиль») сыпались без конца. И всё же в 1978 году «Тяжёлый песок» увидел свет на страницах журнала «Октябрь».

Роман «Тяжелый песок» можно было сравнить с эффектом разорвавшейся бомбы. Это  первый (и, пожалуй, единственный такого масштаба) роман на еврейскую тему, который  читался как откровение, особенно на фоне эмиграции евреев и антисионистской пропаганды.  

Роман повествует о жизни еврейской семьи в 1910—1940-х годах в одном из многонациональных местечек на востоке Украины, о яркой и всепреодолевающей любви, пронесенной через десятилетия, о трагедии Холокоста и мужестве гражданского сопротивления.

Это вершинное произведение писателя соединило все краски его художественной палитры, добавив к ним философичность, тягу к историческому анализу и мистическую символику (образ главной героини, прекрасной возлюбленной, затем жены и матери Рахили на последних страницах является как полуреальное олицетворение гнева и мести еврейского народа).

Обращение к еврейской теме стало сенсацией в культурной среде страны, где до этого никто так откровенно не писал о жизни и бедах евреев.

«Дети Арбата: помнить прошлое ради будущего»

Арбатство, растворённое в крови,  неистребимо, как сама природа.  Булат Окуджава

Но, пожалуй, ни одно из рыбаковских произведений не пробивалось к читателям с таким трудом, как его самый знаменитый роман «Дети Арбата», ставший событием не только литературной, а и всей общественной жизни. Вызванному в ЦК КПСС писателю заявили не стесняясь: такой роман о Сталине может быть напечатан лишь «когда умрёт нынешнее поколение». Могильщики из «директивных органов», однако, просчитались.

Вышедший в нескольких номерах баруздинской «Дружбы народов» роман Рыбакова зачитывали до дыр, превозносили и проклинали. В целом же книга отвечала тогдашнему настроению умов.

«Читаю роман «Дети Арбата», и мне кажется, что это всё и про меня», — признавался ровесник ХХ века великий кукольник Сергей Владимирович Образцов.

Главный труд Рыбакова – трилогия «Дети Арбата», которая произвела огромный общественный резонанс.

Основанный на личных переживаниях, роман воссоздает судьбы поколения 1930-х годов, стремясь раскрыть механизм тоталитарной власти.

 В этом автобиографическом произведении писатель рассказал о жизни людей в 1930-е годы, о сталинских репрессиях, о  тоталитарной власти и описал уникальный феномен сталинизма.

«Над «Детьми Арбата» я начал работу в самом конце 50‑х годов, — вспоминал Рыбаков. — Впервые роман был анонсирован в журнале «Новый мир» в 1966 году. Твардовский очень хотел его напечатать, я услышал от него много добрых слов, но сделать это не удалось. Второй раз «Дети Арбата» были заявлены «Октябрем», шел уже 1978 год, но это тоже окончилось неудачей. А работа продолжалась. Твардовский имел в руках только первую часть романа, потом, когда стало ясно, что опубликовать «Дети Арбата» не удается, я стал работать над второй частью, а когда роман был вторично «закрыт», написал третью его часть. Никто уже не верил, что «Дети Арбата» когда-нибудь будут напечатаны, даже мой самый большой друг, жена, не верила, а я не останавливался: все дела нужно доводить до конца».

Полностью роман был закончен только в 1982 году, а опубликован в 1987 году в журнале «Дружба народов» после обсуждения на беспрецедентно высоком уровне — в Политбюро.  Тираж журнала мгновенно вырос до 1 миллиона 200 тысяч экземпляров. (А раньше он был всего 150 тысяч).

Обложка того самого номера журнала «Дружба народов», в котором были опубликованы «Дети Арбата»

Роман «Дети Арбата» ждал публикации без малого 20 лет.   

Автор, юноша с Арбата, прошедший Лубянку, Бутырку и сибирскую ссылку, изучил все доступные ему материалы о вожде народов. Сейчас их много, а тогда архивы были закрыты и все же Рыбакову удалось оставить нам портрет «вождя», который большинство сочтет законченным.

Известный историк Рой Медведев заметил:

«О каждом часе Сталина знает только один Рыбаков».

Роман «Дети Арбата», основанный на личных переживаниях Рыбакова, был одним из первых о судьбе молодого поколения тридцатых годов, времени больших потерь и трагедий. Роман воссоздает судьбы этого поколения, стремясь раскрыть механизм тоталитарной власти, понять «феномен» Сталина и сталинизма.

Этот роман появился   чрезвычайно своевременно. Появись книга ранее в самиздате или за рубежом о ней бы говорили, но вполголоса, на кухнях. Перестройка и гласность обеспечили ни с чем несравнимый резонанс. Роман стал настоящим событием в литературной жизни России. Художественное произведение стало фактом истории. Кто-то из критиков сказал: «О штурме Зимнего новые поколения судят по инсценировке Сергея Эйзенштейна… Так и о Сталине будут судить по роману Рыбакова». Тысячи, может быть, десятки тысяч прочтут исторические исследования о Сталине. Миллионы прочли «Дети Арбата» и составили свое мнение. И не только у нас. Роман был издан в 52 странах!  

Евгений Евтушенко говорил:

«После этого романа невозможно будет оставить те же учебники по истории в библиотеках и школах».

В книге Сталин говорит:

«Смерть решает все проблемы. Нет человека – нет проблемы».

Неизвестно, произносил ли когда-либо Сталин эту сентенцию. Но читатель как будто слышит, вот Сталин не спеша, покуривая трубку, со своим грузинским акцентом произносит эту фразу. И теперь ее приписывают Сталину в сборниках цитат.

Рой Медведев, автор собственной книги о диктаторе, заметил:

» О каждом часе Сталина знает только один Рыбаков».

Вот эта исследовательская въедливость в сочетании с талантом проникновения в психологические глубины и дает нам того Сталина, который нам запомнится, и не так уж важно, что еще напишут о нем историки.

«Хотя понимаю, что текст рассуждений тогдашнего генсека – ваш вымысел, по сути дела, ваша версия, – писал автору Эльдар Рязанов, – написана с невероятной убедительностью».

А вот отзыв Вениамина Каверина:

«Сюда просится термин «исследовательский роман». Позиция автора продиктована стремлением доказать, что поговорка «цель оправдывает средства» основана на лжи и безнравственности. Ходы Сталина бесчеловечно талантливы, но в ходах этих отсутствует тот, ради кого он, по его словам, действует, – отсутствует человек».

«Дети Арбата» воспринимались не только как литературная, но и как политическая акция. Хотя отношение к политике у Рыбакова было скорее настороженное.

«Политик и писатель — это не только разные, но и сугубо противоположные профессии, — говорил он. — Для политика главное — власть. Для писателя, настоящего, главное — держаться подальше от власти». Он и держался. С гордым достоинством писал в автобиографии: «Ни в каких политических партиях никогда не состоял и не состою».

В 1988 году вышло продолжение «Детей Арбата» — «Тридцать пятый и другие годы». Интересно, что после 1990 года «Тридцать пятый и другие годы» публикуется уже как первая часть романа «Страх», в связи с чем одни считают серию тетралогией, другие — трилогией. В 1990 и 1994 году вышли еще два романа этого цикла — «Страх» и «Прах и пепел».

Считается, что цикл романов о детях Арбата – это пик творчества Анатолия Рыбакова. После этого в 1997 году он издал только мемуары.

«Современник великих событий»

С книгами о сталинских репрессиях к Анатолию Рыбакову пришла всемирная слава. Его произведения стали переводиться на другие языки и были изданы в 52 странах мира.

Писатель становится активным общественным деятелем. С 1991 года он занимал должность секретаря правления Союза писателей СССР. Также, в 1991 году, он был избран почётным доктором философии Тель-Авивского университета.

За свою деятельность Анатолий Рыбаков удостоен государственных наград: ордена Трудового Красного Знамени и ордена Дружбы народов.

В 1995 выходит Собрание сочинений в семи томах.

Позднее, в 1997 году  — автобиографический «Роман-воспоминание».

Последние годы жизни Рыбакова прошли вдали от Арбата, России…

В 1990-х, когда развалился Советский Союз, Анатолий Рыбаков не принял произошедших в стране перемен и уехал в США, но приезжал на родину каждый год фактически на 4-5 месяцев, был в курсе всего, что здесь происходит, принимал активное участие не только в литературной, но и в общественной жизни страны.

До последних дней жизни Анатолий Рыбаков оставался оптимистом, жизнелюбом в силу своего бойцовского характера.

23 декабря 1998 года Анатолий Рыбаков скончался в Нью-Йорке от осложнений после операции на сердце. Он умер за океаном, но похоронить себя завещал в Москве.

Воля его исполнена. Писатель похоронен 6 января 1999 года в Москве на Ново-Кунцевском кладбище.

Он говорил, что выполнил дело своей жизни – написав роман о сталинском времени. Написать роман о конце XX века он не успел.

Через несколько дней после смерти писателя, его вдова Таня получила в числе других письмо от Бернарда Каменицки, читателя из города Бока Ратон во Флориде. Автор выражал соболезнование и писал:

«Прочитав его книги, я как человек стал лучше».

Анатолий Рыбаков был удостоен ордена Отечественной войны I степени и двух орденов Отечественной войны II степени. Среди его наград — ордена Трудового Красного Знамени, Дружбы Народов.

В 2006 году известный документалист Марина Голдовская сняла фильм «Анатолий Рыбаков. Послесловие», посвященный жизни и творчеству писателя.

Личная жизнь Анатолия Рыбакова

Первой женой писателя стала бухгалтер Анастасия Тысячникова, с которой он познакомился в Рязани и которая стала матерью первого сына писателя — Александра Рыбакова.

Второй супругой была писательница Наталья Давыдова (настоящее имя — Майя Максимовна Давыдова), коллега по писательскому труду: в этом браке у Анатолия Рыбакова родился сын Алексей.

Второй брак распался в 1978 году, и после этого Анатолий Рыбаков женился третий и последний раз — на Татьяне Винокуровой-Рыбаковой, дочери заместителя наркома снабжения и пищевой промышленности. Его третья жена долгое время работала в Гостелерадио.

 «О  судьбах человеческих: герои А. Рыбакова на экране»

За полвека литературной деятельности Анатолий Рыбаков написал не так много произведений, в общей сложности всего 15: шесть повестей и девять романов.  

Почти по всем произведениям А. Рыбакова сняты кино- и телефильмы, сценарии к которым написаны самим автором.

Число экранизаций — тринадцать — почти равно числу написанных книг.

Первой была экранизирована повесть «Кортик»: одноименный фильм увидел свет в 1954 году.

Девятнадцать лет спустя, в 1973 году по той же повести сняли трехсерийный телефильм с тем же названием, а через год после него, в 1974 году экранизировали вторую повесть, «Бронзовую птицу», тоже в виде трехсерийного телефильма с теми же актерами.

Еще через год под названием «Последнее лето детства» вышла трехсерийная телевизионная экранизация «Выстрела».

Кроме того, был экранизирован цикл повестей о Кроше.

В 2005 году  вышел телесериал «Дети Арбата».

В 2008 году режиссеры Антон и Дмитрий Барщевские сняли  телесериал «Тяжелый песок» положив в основу драмы книгу Рыбакова.

Копилка цитат «Стремиться к правде, истине и счастью»

«Законы, установленные людьми, не могут противоречить законам совести. Долг нарушают те, кто осуждает невинных, оставляет беззащитных без защиты, лишает последних прав бесправных». «Дети Арбата»

«Дело не в том, в какую ситуацию попадает человек, — это часто от него не зависит. Дело в том, как человек выходит из этой ситуации, — это всегда зависит только от него». «Тяжелый песок» 

«Все можно забыть: оскорбления, обиды, несправедливости, но унижения не забывает ни один человек, это в человеческой натуре. Звери преследуют друг друга, дерутся, убивают, поедают, но не унижают. Только люди унижают друг друга. И ни один человек своего унижения не забудет и тому, перед кем унижался, никогда не простит. Наоборот, всегда будет его ненавидеть». «Дети Арбата»

«Независимость не дается кем-то, независимым человек становится сам, если всему вопреки способен творить добро». «Дети Арбата» 

«Все мы проходим эволюцию, вопрос в том, куда движемся». «Дети Арбата»

«Те, кто отправляет людей в ссылки, заблуждаются, думая, что таким образом можно сломить человека. Убить можно, сломить нельзя». «Дети Арбата»

«… чем больше у людей квартира, тем меньше находится места, чтобы переночевать постороннему человеку». «Тяжелый песок»

«Все прощается, пролившим невинную кровь не простится никогда…»  «Тяжелый песок»

«Не милосердием совершаются исторические повороты». «Дети Арбата»

«В дружбе равных не бывает. В дружбе, как в политике: кто-то ведет, кого-то ведут, кто-то влияет, на кого-то влияют». «Дети Арбата»

«Каждый человек по-своему красив, но не каждый человек умеет свою красоту показать в наглядном виде». «Тяжелый песок»

Литературная викторина  «Писатель с нашего двора»

Приглашаем вас принять участие в литературной викторине «Писатель с нашего двора», ответить на вопросы которой вы сможете, перейдя в наше сообщество ВКонтакте: https://vk.com/pravoinf

Литературный час «Современник великих событий»

Сотрудники Публичного центра правовой информации имени Г. В. Плеханова по приглашению ЦСОН Ленинского района г. Ростова-на-Дону сегодня провели в рамках Дня писателя, посвященного 110-летнему юбилею со дня рождения А. Н. Рыбакова, литературный час «Современник великих событий».

«Анатолий Рыбаков: послесловие»

Талантливый писатель и общественный деятель, Рыбаков жил в непростое время. 

Не имея литературного образования, Анатолий Наумович Рыбаков создал произведения высокого мастерства.

Мировую славу и статус одного из символов перестройки Рыбакову принесла автобиографическая трилогия о войне, коммунистическом терроре и ссылке — «Дети Арбата», «Страх» и «Прах и пепел».

Рыбакова очень беспокоила судьба его поколения – поколения идеалистов, веривших, что можно улучшить человеческую породу и создать справедливое общество.

На долю этого поколения щедро выпали сталинские и немецкие пули, прах, а то, что они все-таки успели сделать, стало пеплом. Так, собственно, и называется последняя книга трилогии о детях Арбата – «Прах и пепел». Название, отнюдь не манящее читателя открыть книгу. Но прочитанную теми, кого увлекла судьба Саши Панкратова, его друзей, его страны…

«Все мои книги — это рассказ о поколении, к которому я принадлежу, о детях революции, переживших крушение идеалов в конце 20-х годов. Эти молодые ребята превратились в лагерную пыль в 30-х или погибли в 40-х на фронтах Отечественной войны. Мое поколение истреблено. Безымянные могилы моих сверстников разбросаны от Колымы до Берлина. С ними ушли в небытие их надежды и стремления. В памяти потомков сохранились только их заблуждения», — признавался Рыбаков.

Книги Анатолия Рыбакова   стали  символом целой эпохи, и даже сейчас, по прошествии времени, не утратили ни своей новизны, ни литературной ценности. Они изданы в 52 странах, общим тиражом более 20 миллионов экземпляров.

Дорогие друзья!

Вот и подошло к своему завершению наше  мероприятие.

Благодарим за внимание! До новых встреч!

Фото из открытых источников интернета

18 января 1925 г. вышел первый номер журнала «Новый мир»

Идея его создания принадлежала редактору газеты «Известия» Юрию Стеклову, который предложил на базе издательства «Известия» создать ежемесячный литературно-художественный и общественно-политический журнал.

В первый год «Новый мир» возглавляли нарком просвещения Анатолий Луначарский и Юрий Стеклов. Впоследствии главными редакторами издания были: Константин Симонов, Вячеслав Полонский, Александр Твардовский, Владимир Карпов, Сергей Залыгин и другие.

В журнале в разные годы печатали произведения Бориса Пастернака, Сергея Есенина, Андрея Платонова, Александра Солженицына, Людмилы Улицкой, Владимира Маканина и многих других.

В настоящее время этот один из старейших в современной России ежемесячных толстых литературно-художественных журналов выходит тиражом свыше 2000 экземпляров и распространяется в России и за рубежом.

Автор: Ирина Макеева
Источник опубликования:https://www.pnp.ru/social/den-18-yanvarya-v-istorii-4.html

.Фото из открытых источников интернета

17 января 1884 г. родился Сергей Городецкий, русский и советский поэт, переводчик

Русский поэт Сергей Городецкий, выпустивший несколько стихотворных сборников, сначала был приверженцем символизма, а потом акмеизма. Среди литературы «серебряного века» его творчество смогло занять особое место.

Сергей Митрофанович Городецкий родился (5) 17 января 1884 года в Санкт-Петербурге, в семье писателя-этнографа Митрофана Ивановича Городецкого. Родители поэта, имея дворянские корни, высоко ценили мораль, культуру и образование, постаравшись и сыну привить эти качества с самых ранних лет.

С детства будущий поэт впитывал дух лучших традиций русской интеллигенции. Родители неустанно занимались его обучением, поэтому в петербургскую гимназию мальчик отправился с хорошим багажом знаний и был там на хорошем счету. В шестом классе, из-за материальных трудностей в его семье, юноша начал подрабатывать, давая частные уроки.

В начале 1900-х годов Городецкий поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, начав учебу одновременно с Александром Блоком. К тому же периоду относятся первые литературные опыты Городецкого. Спустя несколько лет были изданы стихотворные сборники «Ярь», «Перун», «Дикая воля». В поэзии 1906-1907 годов явно прослеживаются фольклорные мотивы.

После 1910 года, отойдя от символистов, Сергей Городецкий совместно с Николаем Гумилевым создают Цех поэтов. В числе «новых крестьянских поэтов», которые получили их поддержку, был Сергей Есенин, Николай Клюев и другие литераторы.

Во времена Первой мировой войны поэт отправился на Кавказский фронт в качестве представителя Союза городов, а также работал как военный корреспондент. Кроме того, Городецкий трудился в лагере для больных сыпным тифом, выполняя обязанности санитара.

После Октябрьской революции 1917 года увидел свет поэтический сборник «Ангел Армении», посвященный теме геноцида армянского населения. Некоторое время Городецкий жил в Баку, где был назначен заведующим художественным отделением РОСТА.

Начиная с 1921 года, поэт проживал в Москве, продолжая много и плодотворно работать. Стихи Городецкого активно публиковались, как и переведенная им поэзия советских и зарубежных авторов.

Творческую деятельность Городецкий совмещал с редактированием журнала «Искусство трудящимся». До 1924 года он был завлитом в Московском Театре Революции, а потом трудился в газете «Известия».

В 1930-е годы поэт много времени посвящал оперным либретто. В то время литераторы могли этим хорошо и сравнительно безопасно заработать. Кроме переведенных основ к партиям Людвига Ван Бетховена и Рихарда Вагнера, Сергеем Городецким было создано либретто к одной из первых советских опер – посвященного Гражданской войне «Прорыва» композитора Сергея Потоцкого.

Годы Великой Отечественной войны поэт провел в эвакуации в Таджикистане и Узбекистане, где переводил на русский язык стихи местных поэтов. В 1958 году Сергей Городецкий опубликовал автобиографический очерк «Мой путь».

Супругой литератора стала актриса и поэтесса Анна Алексеевна Козельская. Как писал Александр Блок, она отличалась необыкновенной красотой. Дочь Городецкие назвали Рогнедой.

Скончался Сергей Митрофанович Городецкий 7 июня 1967 года в Обнинске Калужской области.

Источник опубликования: https://www.calend.ru/persons/7573/
Фото из открытых источников интернета

16 января 1867 г. родился Викентий Вересаев, русский и советский писатель и переводчик

Викентий Викентьевич Вересаев (настоящая его фамилия – Смидовский) родился (4) 16 января 1867 года в Туле. Его отец был врачом, основателем Тульской городской больницы и санитарной комиссии, одним из создателей Общества тульских врачей. Мать организовала в своем доме первый в Туле детский сад.

В 1884 году Викентий окончил Тульскую классическую гимназию с серебряной медалью и поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. После окончания университета он учился на медицинском факультете Дерптского университета. В 1894 году как один из лучших выпускников университета был принят на работу в Боткинскую больницу в Петербурге.

В возрасте 14 лет Викентий начал писать стихи и делать переводы. В 1887 году был опубликован его первый рассказ «Загадка».

С 1895 года Вересаев увлекся марксизмом, сблизился с социал-демократами. И стал свои произведения использовать для выражения своих политических взглядов, где герои — это люди, разочаровавшиеся в народничестве, а также революционеры-марксисты (повести — «Без дороги», «На повороте», «Поветрие»). Кроме этого, он писал о быте рабочих и крестьян (повесть «Два конца», рассказы).

Большой резонанс в обществе вызвали его «Записки врача», в которых он раскрывает картину ужасающего состояния врачебного дела в России. В 1901 году Вересаев был выслан в Тулу, а в 1902 году уехал в Европу, затем в Крым. В качестве военного врача принимал участие в русско-японской войне 1904-1905 годов, впечатления от которой вылились в сборник «На японской войне».

После 1917 года он полностью посвящает себя литературе, пишет романы «В тупике», «Сестры», документальные исследования о Пушкине и Гоголе, воспоминания. Вересаев перевел на русский язык многие произведения древнегреческой литературы, в числе которых «Илиада» и «Одиссея».

Умер Викентий Викентьевич Вересаев 3 июня 1945 года в Москве.

Источник опубликования:https://www.calend.ru/persons/1014/ интернета
Фото из открытых источников

Литературный портрет юбиляра «Я думал, чувствовал, я жил…»

Уважаемые читатели!

Сегодня,  15 января 2021 года исполняется 130 лет со дня рождения одного из самых крупных и, пожалуй, самых загадочных поэтов XX века с трагической судьбой…

Осип Эмильевич Мандельштам… Жизнь и смерть этого, сегодня уже общепризнанного  гения русской культуры, во многом окутана тайной, в которой Мандельштам-миф, Мандельштам-поэт и Мандельштам-человек ладят друг с другом не всегда.

Так кто же Вы, Осип Мандельштам?

Публичный центр правовой информации имени Г. В. Плеханова подготовил для вас литературный портрет юбиляра «Я думал, чувствовал, я жил…»

Присоединяйтесь! Мы будем рады встрече с вами!

МАНДЕЛЬШТАМ ИЗВЕСТНЫЙ И НЕИЗВЕСТНЫЙ

О судьбе поэта, прозаика, эссеиста, переводчика и литературного критика Осипа Эмильевича Мандельштама сказано и написано настолько много, что одними только посвященными ему книгами воспоминаний и исследований можно заполнить не один книжный шкаф. Между тем ни одно произведение в отдельности не может передать в полной мере ту многогранность таланта и глубину трагедии, соединившиеся в судьбе «первого поэта века», как называла Мандельштама Анна Ахматова.

Судьба его была одновременно горька и блистательна: за совсем короткий срок он оставил поэтическое наследие, сделавшее его одним из величайших поэтов XX века.

На его долю выпало немало испытаний. Вместе со своими современниками он пережил три революции, Первую мировую и Гражданскую войны, скитался и голодал, находился под арестом, в ссылке, снова под арестом. Однако «шум времени» не заглушил волшебную музыку его строк, и читатели до сих пор с удовольствием открывают его стихи. Судьба Мандельштама трагична, но и блистательна: «век-волкодав» не пощадил поэта, но его творчество осталось предметом восхищения для тысяч людей в России и за рубежом.

Он прожил всего 47 лет. Три поэтических сборника, половина прозы, разбросанные в периодике небольшие тексты разного свойства — вот, пожалуй, и все, что дошло до нас. И вряд ли бы мы узнали об Осипе Эмильевиче больше, чем рассказали о нем Георгий Иванов в «Петербургских зимах» или Анна Ахматова в «Листках из дневника», если бы не его супруга Надежда Яковлевна, в буквальном смысле совершившая подвиг. Она не только сохранила в памяти и донесла до потомков поэтическое и прозаическое наследие мужа, написала несколько книг воспоминаний. За 43 года жизни без него она создала мир Мандельштама, вывела его в бесконечность, победив тем самым еще и вечную с ним разлуку.

«Разрешите представиться: Осип Мандельштам»

Осип Эмильевич Мандельштам родился 15 января 1891 года( 2 января по старому стилю) в Варшаве в купеческой еврейской семье.

Отец поэта Эмилий Вениаминович Мандельштам был перчаточником, купцом первой гильдии, потому имел право жить вне черты оседлости.  

Мать,Флора Овсеевна Вербловская, родом из Вильно, из еврейской интеллигентной семьи – родственница известного историка литературы Венгерова. От нее мальчик унаследовал, наряду с предрасположенностью к сердечным заболеваниям и музыкальностью, обостренное чувство звуков русского языка. От матери были русские книги в книжном шкафу.

Родители О. Мандельштама

Через год после рождения семья переезжает в Павловск, а ещё через 5 лет уезжают в Петербург.

Осип и Александр Мандельштамы. Фотомастерская Вильгельма Лапре. Царское Село. 1893

Детство будущего поэта прошло в Павловске («российском полу-Версале») и в Петербурге, в атмосфере его властной, повелительной гармонии. Мандельштам будет вспоминать:

«…семи или восьми лет, весь массив Петербурга, гранитные и торцовые кварталы, все это нежное сердце города, с разливом площадей, с кудрявыми садами, островами памятников, кариатидами Эрмитажа, … особенно же арку Главного штаба, Сенатскую площадь и голландский Петербург я считал чем-то священным и праздничным».

Здесь Осип Мандельштам заканчивает одно из лучших петербургских учебных заведений – Тенишевское коммерческое училище, давшее ему прочные знания в гуманитарных науках; отсюда началось его увлечение поэзией, музыкой, театром.

В 1907 году Мандельштам уезжает в Париж, слушает лекции в Сорбоне. Интерес к литературе, истории и философии приводит его в Гейдельбергский университет, где он слушает лекции в течение года. Он часто наведывался в Петербург, где устанавливал свои первые связи с литературной средой.

Осип Мандельштам в молодости

«Серебряного века силуэт…»

Писать начал рано. Литературный дебют Мандельштама состоялся в 1910 году, когда в журнале «Аполлон» были напечатаны его 5 стихотворений. Начинался новый период его жизни.

Мой тихий сон, мой сон ежеминутный —

Невидимый, заворожённый лес,

Где носится какой-то шорох смутный,

Как дивный шелест шёлковых завес.

В безумных встречах и туманных спорах,

На перекрестке удивлённых глаз

Невидимый и непонятный шорох

Под пеплом вспыхнул и уже погас.

И как туманом одевает лица,

И слово замирает на устах,

И кажется — испуганная птица

Метнулась в вечереющих кустах.

Дружил с Николаем Гумилевым, Анной Ахматовой, Михаилом Лозинским и другими. Так, с Георгием Ивановым они были неразлучны, даже визитку имели одну на двоих, любили бравировать, сочинять пародии и экспромты.

1910-е годы, были, пожалуй, самыми счастливыми в жизни Мандельштама.

В 1911 году Мандельштам поступает на историко–филологический факультет Петербургского университета, чтобы улучшить и систематизировать свои знания. Но его мало интересовала учеба, поэтому он так и не получил диплома о высшем образовании.

В 1911г. Мандельштам знакомится с А. Ахматовой, с которой он будет дружен до конца своей жизни, а вскоре и с ее мужем, поэтом Николаем Гумилевым.

К этому времени он прочно входит в литературную среду – он примыкает к организованному Н. Гумилёвым «Цеху поэтов».   

Николай Гумилев значил для Мандельштама очень много. Учитель, близкий друг. В 1928 г., уже по прошествии нескольких лет после гибели поэта, в письме к Ахматовой он напишет:

«Знайте, что я обладаю способностью вести воображаемую беседу только с двумя людьми: с Николаем Степановичем и с Вами. Беседа с Колей не прерывалась и никогда не прервется».

Мандельштам считал дружбу с ними одной из главных удач своей жизни. В честь этой дружбы, Мандельштам посвятил Н. Гумилёву стихотворение «Петербургские строфы».

С  именами Гумилева, Ахматовой, Мандельштама в русской поэзии связано появление и утверждение нового литературного направления – акмеизм.

Мандельштам как-то сказал:

«Русский символизм так много и громко кричал о «несказанном», что это «несказанное» пошло по рукам, как бумажные деньги».

Высшее чудо акмеизм прозрел в слове, в самом поэтическом действе.

И в волшебное таинство поэзии Мандельштама преображенням входит все:  уличный фотограф, турецкий барабан, слепая ласточка, запах моря и винограда:

Ну а в комнате белой, как прялка, стоит тишина.

Пахнет уксусом, краской и свежим вином из подвала,

Помнишь, в греческом доме: любимая всеми жена,—

Не Елена — другая — как долго она вышивала?          

В 1913 году в свет вышла первая книга стихотворений Мандельштама «Камень», сразу поставившая автора в ряд значительных русских поэтов. Много выступает с чтением своих стихов в различных литературных объединениях.

В 1915 г. он сочиняет одно из самых известных стихотворений в своей биографии «Бессонница. Гомер. Тугие паруса».

После Октябрьской революции 1917 г. Мандельштам считался одним из самых известных поэтов России. В данный период биографии им были написаны такие стихи, как «Сумерки Свободы», «Телефон» и «За то, что я руки твои не сумел удержать…».

В 1918 году Мандельштам живет то в Москве, то в Петрограде, то в Тифлисе, куда приехал ненадолго, но потом возвращался снова и снова. Вот как про него писал его друг Н. Чуковский:

 «У него никогда не было не только никакого имущества, но и постоянной оседлости – он вёл бродячий образ жизни. Это был человек, не создававший вокруг себя никакого быта и живущий вне всякого уклада».

1920-е годы были для него временем интенсивной и разнообразной литературной работы. Вышли новые поэтические сборники – «Вторая книга», «Стихотворения». Он продолжал публиковать статьи о литературе – сборник «О поэзии». Были изданы две книги прозы – повесть «Шум времени» и «Египетская марка».

В период 1924-1926 гг. Мандельштам сочинил множество детских стихотворений, которые затем будут опубликованы в книге «Шары».

Много времени Мандельштам отдаёт переводам. В совершенстве владея французским, немецким и английским языками, он брался за переводы современных зарубежных писателей.

В 1927 г. им была представлена повесть «Египетская марка», в которой прослеживались гоголевские мотивы. В 1928 г. публикуется последний прижизненный сборник Мандельштама «Стихотворения» и сборник статей «О поэзии».

В 1930-е годы, когда началась открытая травля поэта, печататься стало всё труднее и отдушиной, где поэт мог сохранить себя, оставались лишь переводы. В эти годы он перевел десятки книг.

Музы Осипа Мандельштама

Мандельштам  был очень влюбчив, хотя и необычайно робок в отношениях со своими избранницами. Донжуанский список Мандельштама,   составленный Ахматовой, в шутку, по аналогии с пушкинским, состоит из женщин, в которых он был влюблен, как правило, безответно.

 Но вот в 1916 г. в его жизни появилась Марина Цветаева, которая многое изменила в его натуре, в его темпераменте. Цветаева  словно «расколдовала»  Мандельштама, расковала в нем способность к спонтанной, необузданной любви.

А у Мандельштама от этого чувства осталось прелестное прощальное стихотворение:

Целую локоть загорелый

И лба кусочек восковой.

Я знаю — он остался белый

Под смуглой прядью золотой.

Целую кисть, где от браслета

Еще белеет полоса.

Тавриды пламенное лето

Творит такие чудеса.

Как скоро ты смуглянкой стала

И к Спасу бедному пришла,

Не отрываясь целовала,

А гордою в Москве была.

Нам остается только имя:

Чудесный звук, на долгий срок.

Прими ж ладонями моими

Пересыпаемый песок.              

Художнице и актрисе и Александринского театра Ольге Арбениной, в которую были влюблены чуть ли не все питерских поэты, посвящены поэтические строки  Мандельштама.

Ольга Арбенина

В 1920 г. в  пустом, промерзшем и голодном Петрограде поэт  создает  одно  из своих лучших любовных стихотворений. Оно как будто  напечатлено  горячим  дыханием на заледеневшем стекле:

Возьми на радость из моих ладоней

Немного солнца и немного мёда,

Как нам велели пчелы Персефоны.

Не отвязать неприкреплённой лодки,

Не услыхать в меха обутой тени,

Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Нам остаются только поцелуи,

Мохнатые, как маленькие пчёлы,

Что умирают, вылетев из улья.

Они шуршат в прозрачных дебрях ночи,

Их родина — дремучий лес Тайгета,

Их пища — время, медуница, мята.

Возьми ж на радость дикий мой подарок —

Невзрачное сухое ожерелье

Из мёртвых пчёл, мёд превративших в солнце.

В разговоре о музах Мандельштама нельзя обойти стороной еще одну женщину, яркая жизнь которой закончилась трагически. Имя этой женщины – Ольга Ваксель.

Ольга Ваксель

Когда на выстрел револьвера вбежали в комнату, было слишком поздно… Странно, ее тонкие прелестные черты почти не исказила смерть… Просто они стали еще тоньше, но теперь в них как бы сквозила безмятежность… Может быть, в Смерти она, наконец нашла то, что искала? Обезумевший от горя муж, норвежский дипломат, позже найдет и бережно сохранит все, что так недолго  связывало его с обожаемым Лютиком — Ольгой Ваксель. Среди бумаг был и листочек с такими вот стихами:

Я расплатилась щедро, до конца

За радость наших встреч, за нежность ваших взоров,

За прелесть ваших уст и за проклятый город,

За розы постаревшего лица.

Но слишком тесен рай, в котором я живу,

Но слишком сладок яд, которым я питаюсь.

Близкая подруга Ольги Ирина Чернышева вспоминала:

«Лютик была красива. Светло-каштановые волосы, зачесанные назад, темные глаза… Она была необыкновенной, незаурядной женщиной… И в то же время во всем ее облике ощущалась какая — то трагичность».

Встретив Ольгу в 1925 г., Осип Мандельштам, помнивший ее еще подростком, был сражен мгновенно! Он настойчиво приглашал ее к себе домой, говорил ей о чувствах, о том, что увлечен ею. Вероятно, Ольга не оставалась равнодушной к проявлениям чувств поэта, к его строкам, написанным тайно и посвященным ей.

Я буду метаться по табору улицы тёмной

За веткой черемухи в чёрной рессорной карете,

За капором снега, за вечным за мельничным шумом…

 Я только запомнил каштановых прядей осечки,

Придымленных горечью — нет, с муравьиной кислинкой,

От них на губах остаётся янтарная сухость.

В такие минуты и воздух мне кажется карим,

И кольца зрачков одеваются выпушкой светлой;

И то, что я знаю о яблочной розовой коже…

Но всё же скрипели извозчичьих санок полозья,

В плетёнку рогожи глядели колючие звёзды,

И били вразрядку копыта по клавишам мёрзлым.

И только и свету — что в звёздной колючей неправде,

А жизнь проплывёт театрального капора пеной,

И некому молвить: «из табора улицы темной…»

Но она не могла брать то, что не принадлежало ей. Она сама оборвала этот странный, полувоздушный роман, в стиле Серебряного века, но кто знает теперь может не раз потом за два года в далеком Осло вспоминала слова и мечты Мандельштама о поездке в Париж, о горячем чае в холодной его квартире, о встречах в Фонтанном дворце, где жила Ахматова и где собирались поэты известные и не очень и до глубоких белых ночей читали стихи…

Она уехала в далекую пасмурную Норвегию… Чтобы там забыть его? Чтобы там вспоминать его?.. Чтобы уйти, оставив близким и немногим друзьям легкую, как дымка вуали, загадку своей трудной и яркой жизни и загадку тайной, оборванной любви, о которой мало кто знал.

«Я изучил науку расставанья» — одно из самих блистательных стихотворений, датированное 1918 годом. Увы, вспоминать эту горькую науку ему придется еще много раз, в том числе, переживая разрыв с Ольгой Вексель и ее трагический уход.

Возможна ли женщине мертвой хвала?

Она в отчужденьи и в силе,

Её чужелюбая власть привела

К насильственной жаркой могиле.

 И твердые ласточки круглых бровей

Из гроба ко мне прилетели

Сказать, что они отлежались в своей

 Холодной стокгольмской постели.

                   …

  Я тяжкую память твою берегу —

 Дичок, медвежонок, Миньона, —

 Но мельниц колёса зимуют в снегу,

 И стынет рожок почтальона.        3 июня 1935, 14 декабря 1936

Кто-то сказал, что у великих мужчин должны быть великие жены. Должны. Но, увы, по-настоящему «великих жен» немного. И в списке этих немногих – Надежда Мандельштам.

Встреча Осипа и Надежды состоялась 1 мая 1919 года в Киеве, в ночном клубе под экзотическим названием «Хлам» (художники, литераторы, артисты, музыканты), где собиралась местная богема. Уже известному поэту Мандельштаму шел 29-й год, а киевской художнице Наде Хазиной было всего 20 лет.

Тоненькая, глазастая, с короткой стрижкой, она держала себя в духе того революционного времени — дерзко и безоглядно. Ей приглянулся Осип Мандельштам, и она смело отправилась с ним гулять по ночному городу.

«Кто бы мог подумать, — писала Надежда Яковлевна впоследствии, — что на всю жизнь мы окажемся вместе?..»

Были ли их отношения идилличны? Конечно же, нет.  Переживаний было, хоть отбавляй. Но в итоге в их жизнь вошла и любовь, и дружба, и крепкая привязанность. И главное, Надежда Хазина стала единомышленницей Осипа Мандельштама и горячей поклонницей его поэзии. Осип оценил это, и предложил молодой художнице руку и сердце.

А. Ахматова в своих воспоминаниях пишет:

«Он любил Надю невероятно, неправдоподобно».

В 1922 году Мандельштам регистрирует брак с Надеждой Яковлевной Хазиной, которая станет его опорой на всю жизнь, а после гибели героически спасёт его наследие.

Сначала молодые супруги жили в Киеве, затем перебрались  в Москву, и началась совместная бурная жизнь, наполненная поэзией на фоне безалаберного быта. Но главное — они были вместе. Жили и боролись за жизнь. Надежда Яковлевна стала для Мандельштама всем: возлюбленной, домохозяйкой, секретарем.

В «Четвертой прозе» Мандельштама читаем:

«У меня нет рукописей, нет записных книжек, нет архивов. У меня нет почерка, потому что я никогда не пишу. Я один в России работаю с голосу».

«Никогда не пишу» — отчасти правда. Мандельштам обычно диктовал стихи, записывала жена.

В самые тяжкие годы она разделила с ним горький хлеб гонений, скитаний, страха, бездомности, о чем поэт впоследствии скажет так:

Ещё не умер ты, ещё ты не один,

Покуда с нищенкой-подругой

Ты наслаждаешься величием равнин

И мглой, и холодом, и вьюгой.

В роскошной бедности, в могучей нищете

Живи спокоен и утешен.

Благословенны дни и ночи те,

И сладкогласный труд безгрешен.

Несчастлив тот, кого, как тень его,

Пугает лай и ветер косит,

И беден тот, кто сам полуживой

У тени милостыню просит.                            15 — 16 января 1937

В страшные  годы сталинского террора, скрываясь от бдительного чекистского ока, Надежда Яковлевна бережно хранила все, что было написано ее мужем: каждую строчку, каждый клочок бумаги, которого касалась его рука.

Как он писал, «тем, что моя «вторая жизнь» еще длится, я всецело обязан моему единственному и неоценимому другу — моей жене».

«Век мой, зверь мой, кто сумеет заглянуть в твои зрачки»

На смену веку Серебряному пришел «век-волкодав». Мандельштам никогда не сможет его принять.

Осип Мандельштам. За гремучую доблесть грядущих веков…

В государстве и обществе устанавливались свои правила. Прививавшееся в Советском Союзе отношение к своему как врагу Мандельштам уловил раньше многих, написав в «Четвертой прозе»: «Кассирша обсчиталась на пятак — убей ее!  Мужик припрятал в амбаре рожь – убей его!»   

В атмосфере  усиливающейся казармы и лицемерия поэт жил вне правил.   

Тревожные интонации обреченности все чаще появляются в его стихах:

     Я вздрагиваю от холода —

     Мне хочется онеметь!

     А в небе танцует золото —

     Приказывает мне петь.

                     …

     Так вот она — настоящая

     С таинственным миром связь!

     Какая тоска щемящая,

     Какая беда стряслась!

И еще:

    Нет, не спрятаться мне от великой муры

    За извозчичью спину – Москву.

    Я трамвайная вишенка страшной поры

    И не знаю, зачем я живу.

В 1931г. Мандельштам  приезжает в Петербург, к тому времени – Ленинград. После гибели Гумилева что-то надломилось в нем, он не то чтобы разлюбил, но отдалился от прекрасного города своего детства.

Помоги, господь, эту ночь прожить:

Я за жизнь боюсь – за твою рабу –

В Петербурге жить – словно спать в гробу!     Январь 1931    

В 1933г. происходит неожиданный поворот судьбы: Мандельштам получает крохотную квартирку в писательском доме в Москве. У «безбытного», бесприютного 40-летнего поэта наконец-то появляется свой угол. Но он этому не рад, так как понимает, что квартира эта – своего рода аванс, ангажимент, который он должен подписать, пополнив ряды верноподданных советских писателей.

Неодолимое стремление вырваться из золотой клетки на волю отчетливо слышится в его стихах, обращенных к жене:

 Мы с тобой на кухне посидим,

 Сладко пахнет белый керосин;

 Острый нож да хлеба каравай…

  Хочешь, примус туго накачай,

  А не то веревок собери

  Завязать корзину до зари,

  Чтобы нам уехать на вокзал,

   Где бы нас никто не отыскал.       Январь 1931

Уехать, затеряться не вышло. Именно в этой квартире в 1934 г.   произойдет первый арест Мандельштама.

Между тем круг суживается. На фотографиях сорокалетний поэт выглядит глубоким стариком.

Терять было нечего… «Были мы люди, а стали людьё». Наступило время, когда слово должно было стать делом, поэзия должна была стать поступком. В эти годы поэт не без мрачного удовлетворения говорил жене, что к стихам у нас относятся серьезно — за них убивают.

До смешного хрупкий и немощный человек, он сразу делался сильнее, когда абсолютно прямо шел навстречу самому главному страху.

«Мы живем, под собою не чуя страны…»

Безусловным «преступлением» Осипа Мандельштама против советской власти было одно деяние – эпиграмма «Мы живём, под собою не чуя страны», написанная осенью 1933 года.

Среди глухого всеобщего молчания — один, ломкий, но внезапно окрепший голос, который договорил до конца то, чего никто не решался додумать про себя.

Отчетливая персонификация на «кремлевском горце», вероятно, и спровоцировала все страшные последствия. Мандельштам обладал истинным «безумством храбрых» – додумался прочесть это стихотворение вслух примерно полутора десяткам человек. Кто-то из них и…

13 мая 1934 года Мандельштам был арестован в своей квартире на улице Фурманова — той самой, которой посвящено горькое стихотворение «Квартира тиха как бумага…».

«Ордер на арест был подписан самим Ягодой, — вспоминает Ахматова. — Обыск продолжался всю ночь. Искали стихи, ходили по выброшенным из сундучка рукописям. Мы все сидели в одной комнате. Было очень тихо… Следователь при мне нашел «Горца» и показал Осипу Эмильевичу. Он молча кивнул. Прощаясь, поцеловал меня. Его увели в 7 утра».

«Я ещё не хочу умирать»

Во внутренней тюрьме он перерезал себе вены: на свидание с Надей явился с перевязанными запястьями. Его кормили соленым и не давали пить. Не давали спать, допрашивая по ночам. В камеру подсадили провокатора.

Приговор, постигший тогда Мандельштама, оказался неожиданно мягким. Вместо расстрела, вместо лагеря — высылка в Чердынь, да еще с разрешением жене сопровождать высланного

Верная Надежда Яковлевна последовала за мужем, как жена декабриста. Несмотря на то, что их семейная жизнь не была безоблачной. В ней был и сумасшедший роман поэта с экзальтированной Ольгой Ваксель, и жестокие слова Осипа в адрес жены, которые ему не могут простить женщины: «Кто тебе сказал, что ты обязательно должна быть счастлива?».

 У Мандельштамов не было детей. Надежда Хазина не скрывала, что ее «ребенком» был муж – настолько «тонко чувствующая» натура, что даже родная мать называла его неврастеником.

Первое наказание должно выглядеть как пустяк: большого ребенка за его проказы поставили в угол. Но он на крючке — и про него не забудут. А когда придет давно задуманная полоса Большого Террора, поэт исчезнет с лица земли незаметно.

Его везли в «теплушке». Были такие вагоны в СССР, предназначенные для скота и переоборудованные для людей простейшим способом: настеленными досками — нарами. Маршрут: Чердынь, ссылка. Так начался путь Орфея в ад.

Незадолго до этого, гуляя с Ахматовой по Москве, он неожиданно сказал: «Я к смерти готов».

Они убивали его, естественного и радостного, абсолютно лишенного позы, похожего на щегла, с его редкостным горлом, предназначенным для дивных звуков:

Я изучил науку расставанья

В простоволосых жалобах ночных…

Они переломили его легкость, нагрузив тяжелой ношей сверх сил.

В Чердыни, в лагерной больнице, он выбросился из окна. Жена успела схватить лишь пиджак, Осип Эмильевич вывернулся из рукавов, пустой пиджак остался у нее в руках. Окно было на втором этаже. Он лежал на клумбе под окном, свернувшись клубочком, с вывихнутым плечом.

Острый период прошел. Остались слуховые галлюцинации: грубые мужские голоса, запугивающие, уличающие, обещающие кары. Прежде внутренний слух ловил другие звуки.

Из Чердыни после попытки самоубийства жена писала во все советские инстанции и всем знакомым. Говорят, через того же Бухарина, дошедшего до Сталина, Мандельштаму разрешили выбрать место для поселения (разумеется, за «минусом 39»).

Супруги выбрали Воронеж, где они жили бедно, но относительно  свободно, Осип Эмильевич даже мог подрабатывать в местных газетах. И у него пошли стихи. Цикл «Воронежские тетради» считается одной из вершин наследия Мандельштама.

Весной 1937 года воронежская ссылка закончилась. Поэт с женой возвратились в Москву. Потом оказалось, что ненадолго.

«Я должен жить, хотя я дважды умер…»

Через год, в ночь с 1 на 2 мая 1938 года, Осипа Эмильевича арестовали повторно и поместили в Бутырку.

Последняя фотография Осипа Мандельштама из архива Бутырской тюрьмы

Его обвинили в контрреволюционной деятельности, осудили на пять лет исправительно-трудового лагеря и этапировали на Дальний Восток.

С этапа он сумел прислать письмо уже из Владивостока о том, что в Колыму его не взяли, и он будет зимовать в пересыльном лагере Владперпункт, а без вещей очень холодно. Считается, что это было последнее в жизни Мандельштама письмо.

 Из последнего письма Мандельштама брату:

«Дорогой Шура! Я нахожусь — Владивосток, СВИТЛ, 11-й барак… Здоровье очень слабое. Истощен до крайности, исхудал, неузнаваем почти, но посылать вещи, продукты и деньги — не знаю, есть ли смысл. Очень мерзну без вещей. Родная Наденька, не знаю, жива ли ты, голубка моя…»

22 октября она написала ему:

«…нет слов для этого письма, которое ты, может, никогда не прочтешь. Я пишу его в пространство… Осюша — наша детская с тобою жизнь — какое это было счастье. Наши ссоры, наши перебранки, наши игры и наша любовь… Какое это было счастье — и как мы всегда знали, что именно это счастье… Для нас ли — неразлучных – эта участь? Мы ли – щенята, дети,— ты ли, ангел — ее заслужил?»

«На стекла вечности уже легло мое дыхание…»

27 декабря 1938 года, не дожив совсем немного до своего 48-летия, Осип Мандельштам скончался в пересыльном лагере от сыпного тифа. Его похоронили в начале 1939 года как простого лагерника, в общей могиле.

«На стекла вечности уже легло мое дыхание…»

«Поэт умирал. Большие, вздутые голодом кисти рук с белыми бескровными пальцами и грязными, отросшими трубочкой ногтями лежали на груди, не прячась от холода. Раньше он совал их за пазуху, на голое тело, но теперь там было слишком мало тепла. Рукавицы давно украли; для краж нужна была только наглость — воровали среди бела дня. Тусклое электрическое солнце, загаженное мухами и закованное круглой решеткой, было прикреплено высоко под потолком. Свет падал в ноги поэта — он лежал, как в ящике, в темной глубине нижнего ряда сплошных двухэтажных нар.

 Жизнь входила в него и выходила, и он умирал.

Жизнь входила сама как самовластная хозяйка: он не звал ее, и все же она входила в его тело, в его мозг, входила, как стихи, как вдохновение. И значение этого слова впервые открылось ему во всей полноте. Стихи были той животворящей силой, которой он жил. Именно так. Он не жил ради стихов, он жил стихами.

Сейчас было так наглядно, так ощутимо ясно, что вдохновение и было жизнью; перед смертью ему дано было узнать, что жизнь была вдохновением, именно вдохновением.

И он радовался, что ему дано было узнать эту последнюю правду.

Все, весь мир сравнивался со стихами: работа, конский топот, дом, птица, скала, любовь — вся жизнь легко входила в стихи и там размещалась удобно. И это так и должно было быть, ибо стихи были словом».

Так описал смерть Мандельштама  в завшивленном бараке пересыльной тюрьмы В.Шаламов. До сих пор неизвестно точное место его захоронения, о чем поэтесса   Инна Лиснянская сказала так:

Неизвестна твоя могила.

Может быть, это целый свет,

В первом «Камне» такая сила,

Что последнего камня нет!..

За много лет до этого в своей блистательной статье о Скрябине Мандельштам написал:

«Мне кажется, смерть художника не следует выключать из цепи его творческих достижений, а рассматривать как последнее заключительное звено».

Свидетельство о смерти О. Э. Мандельштама его брат  Александр получил только летом 1940 года.   Реабилитирован поэт посмертно: по делу 1938 года — в 1956 году, по делу 1934 года — в 1987 году.

Памятник Мандельштаму во Владивостоке

«Немногие для вечности живут…»

Гений Мандельштама не нуждается в доказательствах, его поэзия — золотой запас всемирной культуры, и все же когда-то он был никому не известным юношей, о котором Анна Ахматова написала позднее:

«Я вижу его как бы сквозь редкий дым-туман Васильевского острова…Тогда он был худощавым мальчиком с ландышем в петлице, с высоко закинутой головой, с ресницами в полщеки».

Георгий Иванов:

«Именно таким он был…, каждым своим движением, каждым шагом — «сыпал» вокруг себя чудаковатость, странность, неправдоподобное, комическое… не хуже какого-нибудь Чаплина — оставаясь при этом, в каждом движении, каждом шаге, «ангелом», ребёнком, «поэтом Божьей милостью»

Наружность у него была странная, обращающая внимание. Костюм франтовский и неряшливый, баки, лысина, окружённая вьющимися редкими волосами, характерное еврейское лицо — и удивительные глаза. Закроет глаза — аптекарский ученик. Откроет — ангел.

Арсений Тарковский так описал Мандельштама в своем стихотворении:

Говорили, что в обличьи

У поэта нечто птичье

И египетское есть;

Было нищее величье

И задерганная честь.

Как боялся он пространства

Коридоров! постоянства

Кредиторов! Он как дар

В диком приступе жеманства

Принимал свой гонорар.

Гнутым словом забавлялся,

Птичьим клювом улыбался,

Встречных с лету брал в зажим,

Одиночества боялся

И стихи читал чужим.

Виктор Шкловский сказал о нем:

«Это был человек… странный…трудный… трогательный… и гениальный!»

 Корней Чуковский:

«У него никогда не было не только никакого имущества, но и постоянной оседлости – он вел бродячий образ жизни, … я понял самую разительную его черту – безбытность».

Все знавшие Мандельштама  отмечали, что он был человеком неистребимой веселости. Шутки, эпиграммы, остроты можно было услышать от него в любую минуту, вне зависимости от тягот и жизненных обстоятельств.

Н. Мандельштам так вспоминала о нем:

«В нем было нечто, чего я не замечала ни в ком – бесконечную радость. Она совершенно бескорыстна, эта радость. Она не нуждается ни в чем. Все к чему-то стремились, а он – ни к чему. Он жил и радовался».

Может, потому так любил он Чарли Чаплина, маленького комичного человека, старающегося внутренний трагизм скрыть за внешней веселостью. Чтобы не было так страшно жить.

Тоненький, щуплый, с узкой головой на длинной шее, с волосами, похожими на пух, с острым носиком и сияющими глазами… он появлялся неожиданно, с хохотом рассказывал о новой свалившейся на него беде, потом замолкал, вскакивал и таинственно шептал: «Я написал новые стихи». Закидывал голову, выставляя вперед острый подбородок, закрывал глаза — у него были веки прозрачные, как у птиц, и редкие длинные ресницы веером, — и раздавался его удивительный голос, высокий и взволнованный, его протяжное пение, похожее на заклинание или молитву. Читая стихи, он погружался в «аполлинический сон», опьянялся звуками и ритмом. И когда заканчивал, смущенно открывал глаза, будто просыпался.

В стихотворении «Автопортрет» Мандельштам напишет о себе так:

В поднятьи головы крылатый

Намек — но мешковат сюртук;

В закрытьи глаз, в покое рук —

Тайник движенья непочатый.

Так вот кому летать и петь

И слова пламенная ковкость,—

Чтоб прирожденную неловкость

Врожденным ритмом одолеть!

И в самом деле, все лучшие качества: мужество, неподкупность, терпеливый труд – все это ушло в писательское дело, в поэтическую мысль, оставив человеку небрежно сработанную оболочку и нелепость, чудаковатость поведения.

«Я, кажется, в грядущее вхожу…»

Талант Мандельштама был большим и многогранным. Он работал в различных жанрах и успел проявить себя как поэт, прозаик, детский писатель, литературный критик и внес большой вклад, как в русскую, так и в мировую культуру.

Он жил поэзией, в мире ее образов, в мире поэтов, ему одинаково близки и Овидий, и Ахматова.

Надежда Мандельштам писала:

«О. М. был не по плечу современникам: свободный человек свободной мысли в наш трудный век. Они и старались подвести его под свои заранее готовые понятия о «поэте»».

Итальянский режиссер Пьер Паоло Пазолини писал в 1972-м:

«Мандельштам… легконогий, умный, острый на язык… жизнерадостный, чувственный, всегда влюблённый, открытый, ясновидящий и счастливый даже в сумерках политического кошмара… причудливый и утончённый… — принадлежит к числу самых счастливых поэтических прозрений XX века».

Что-то таинственно-родное звучит в стихах Мандельштама.  Тайна его поэзии – одна из самых таинственных. В ней есть то иррациональное начало, то «блаженное бессмысленное слово», которое не может быть объяснено до конца никаким истолкованием и которое требует от читателя со-гениальности, со-творчества.

Осип Мандельштам – высший образец поэтической жизни и поэтического труда в России. Государство целилось убить и забыть его стихотворения. Первое удалось: оголодавший, замёрзший, обезумевший поэт погиб в лагере. А стихи остались.

Из мемуаров:

«Мандельштам любил пирожные». Я рада узнать об этом. Но дышать — не хочется, да и не надо. В моём кошмаре, в том раю, где жив он, где его я прячу, он сыт! А я его кормлю огромной сладостью. И плачу».  Б. Ахмадулина

Поэт умер. Но ландыш в его петлице благоухает.

Фильм «Рассыпающиеся звезды. Мандельштам. Неизбежность» символизирует связь времен. Ведь в кинематографическую канву здесь органично вписано размышление о Мандельштаме другого выдающегося поэта XX века — Евгения Евтушенко.

Советуем прочитать:

Дорогие друзья!

Спасибо, что вы были с нами! До новых встреч!

Фото из открытых источников Интернета

15 января 1795 г. родился Александр Грибоедов, русский дипломат, драматург и поэт

Александр Сергеевич Грибоедов родился (4) 15 января 1795 года в Москве. Он получил разностороннее домашнее образование, играл на музыкальных инструментах (фортепьяно, флейта), с детства знал иностранные языки: немецкий, английский, французский, итальянский.

В 1806 году, в возрасте 11 лет, он становится студентом Московского университета, учится на философском факультете, затем на юридическом. В 1810 году получает диплом кандидата прав. Начавшаяся Отечественная война 1812 года помешала продолжить образование, и он идет добровольцем в армию. После войны он уходит в отставку, публикует переводы, критические статьи.

В 1817 году Грибоедов едет в Петербург на службу в Коллегию иностранных дел. Здесь уже служат А.С. Пушкин и многие будущие декабристы. Грибоедов знакомится и сближается с ними. Вскоре Грибоедов выступил секундантом на дуэли, завершившейся гибелью одного из участников, и ему приходится оставить Петербург.

В 1818–1820 годах Грибоедов — в Персии, а с 1821 года он служит на Кавказе, в Тифлисе (Тбилиси), дипломатическим секретарем. Снова в окружении Грибоедова много будущих декабристов.

В Тифлисе он начинает работать над комедией «Горе от ума», затем для завершения работы берет отпуск и едет в Россию. К 1824 году комедия завершена. Светские салоны восприняли «Горе от ума» восторженно, критика же, наоборот, в штыки. Полный текст был издан за границей лишь в 1858 году, благодаря усилиям А.И. Герцена. В России же полное издание появилось только после реформ, в 1862 году.

Но «Горе от ума» – не единственное произведение Грибоедова. Он писал стихи, статьи, пьесы и был автором всего около 30 литературных и публицистических произведений.

В феврале 1826 года он арестован по делу декабристов, но из-за отсутствия улик был признан невиновным и вновь вернулся к дипломатической деятельности.

В 1827 году ему было поручено ведать сношениями с Турцией и Персией. И после окончания русско-персидской войны 1826-1828 годов Грибоедов принял активное участие в разработке и заключении выгодного для России Туркманчайского мирного договора. А после его подписания, для обеспечения выполнения условий договора, он в апреле 1828 года был назначен послом России («полномочным министром») в Персии. В Тегеране основной задачей Грибоедова было добиться от шаха выполнения статей мирного договора и, в частности, выплаты контрибуции по итогам русско-персидской войны.

По пути на место назначения Александр Сергеевич несколько месяцев провел в Тифлисе (ныне – Тбилиси), где женился на княжне Нине Чавчавадзе, дочери своего друга – грузинского поэта и общественного деятеля А.Чавчавадзе, которую знал с детства, и с которой ему довелось прожить всего несколько недель. После свадьбы молодожены отправились в Персию, но, не желая подвергать беременную жену опасности в Тегеране, Грибоедов на время оставил ее в Тавризе – своей резиденции полномочного представителя Российской империи в Персии, и поехал в столицу один.

(30 января) 11 февраля 1829 года, в результате провокации персидских властей, на посольство России в Тегеране нападает толпа религиозных фанатиков. Все, находившиеся в посольстве, были зверски убиты, в том числе и Александр Сергеевич Грибоедов. Тело поэта было перевезено в Тифлис и погребено на горе святого Давида.

На могиле мужа Нина Чавчавадзе-Грибоедова оставила надпись: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?».

Источник опубликования: https://www.calend.ru/persons/1007/
Фото из открытых источников интернета

Уважаемые читатели!


14 января 2021 г. исполняется 110 лет со дня рождения известного советского писателя Анатолия Наумовича Рыбакова, ставшего не только классиком подростковой литературы, но и одним из самых знаменитых писателей эпохи перестройки.

Публичный центр правовой информации имени Г. В. Плеханова приглашает вас посетить День писателя «Арбатское вдохновение».

Мы будем рады приветствовать вас 18 января в блоге ПЦПИ: http://pcpi-plechanova.blogs.donlib.ru/

14 января 1911 — 110 лет назад родился Анатолий Рыбаков, советский писатель-романист

Анатолий Наумович Рыбаков родился (1) 14 января 1911 года в селе Держановка Черниговской губернии, в семье инженера. В 1919 году семья переехала в Москву. После окончания школы Анатолий работал на Дорогомиловском химическом заводе грузчиком и водителем.

В 1930 году поступил в Московский Институт инженеров транспорта, но окончить его не успел – в 1933 году он был арестован и осужден на три года ссылки за контрреволюционную пропаганду.

С 1941 года Анатолий воевал на фронтах Великой Отечественной войны, за отличия в боях с него была снята судимость, а полностью реабилитирован он был в 1960 году.

В послевоенное время Анатолий Рыбаков начинает литературную деятельность. Первыми его произведениями были повести для детей и подростков – «Кортик», «Бронзовая птица», «Приключения Кроша» и «Каникулы Кроша». Все эти повести были впоследствии экранизированы.

Далее он пишет романы – «Водители» (получивший Сталинскую премию в 1951 году), «Екатерина Воронина», «Лето в Сосняках».

В 1960-х годах из-под его пера вышел роман «Дети Арбата», который был опубликован лишь в 1987 году. В этом романе писатель рассказывает о жизни людей в 1930-е годы, о сталинских репрессиях. Продолжение этой темы – роман-трилогия «Тридцать Пятый и другие годы».

Книги Анатолия Рыбакова вышли в 52 странах мира, по романам «Дети Арбата» и «Тяжелый песок» сняты телесериалы.

Анатолий Рыбаков получил Государственные премии СССР и РСФСР, а также был награжден орденами. В 1989-1991 годах являлся президентом советского Пен-центра, а с 1991 года – секретарём правления Союза писателей СССР.

Скончался писатель Анатолий Наумович Рыбаков 23 декабря 1998 года в Нью-Йорке, похоронен в Москве.

Источник опубликования: https://www.calend.ru/persons/1003/
Фото из открытых источников интернета