Литературный портрет юбиляра «Мир, отражённый в душе»

Уважаемые читатели и подписчики!

Январь — месяц, вместивший в себя две главные жизненные даты поэта Николая Рубцова — рождение и смерть. Январь 2021 года — особый. 3 января любители русской литературы отмечают 85-летие со дня рождения Николая Михайловича, а 19 января — 50 лет со дня его ухода.

 «Я ухожу до времени и срока, как мне судьба постылая велит…» – Николай Рубцов написал эти стихи, не зная, что ему очень рано придется покинуть мир. В 35 лет, когда жизнь только начиналась, поэт нелепо и бессмысленно погиб. Но за короткий отрезок отпущенного ему времени он успел написать стихи, которые и сегодня,   50 лет спустя, читают и перечитывают поклонники творчества поэта.

Характерной чертой творчества Николая Рубцова является постоянное обращение к национальным русским образам. Национальный характер его произведений проявляется не только в том, что в стихах звучат мотивы русской природы и русской истории, встают образы великих русских поэтов – национален и сам его лирический герой. В полной мере Рубцова можно назвать народным поэтом. Он стал для всех своим и сумел передать собственное трепетное восприятие жизни просто и, казалось бы, незамысловато, но точно, убедительно и очень красиво.

Сегодня Публичный центр правовой информации имени Г. В. Плеханова проводит литературный портрет юбиляра «Мир, отражённый в душе», посвященный 85-летию со дня рождения Николая Рубцова. 

Истинная поэзия во все времена была отражением, лицом духовной жизни целого общества, эпохи.  Одно из самых привлекательных явлений в нашей литературе – поэзия Николая Рубцова.  Стихи его настигают душу внезапно… кажется, существуют в самом воздухе.

3 января 2021 года Николаю Рубцову могло бы исполниться 85 лет, но поэт дожил лишь до 35. Его жизнь, похожая на вспышку кометы, оборвалась неожиданно и странно. Но Рубцов успел сделать главное – признаться в любви к России. Поэзию и биографию поэта сравнивают с творческой судьбой Сергея Есенина. Такая же короткая, трагически оборванная жизнь. Такие же пронзительные и полные потаенной боли стихи.

При жизни его имя было дорого лишь узкому кругу ценителей поэзии, даже в среде профессиональных литераторов реальную ценность его творчества осознавали немногие. Но начиная с середины 70-х годов за предельно короткий срок поэзия Николая Рубцова обрела поистине всенародное признание. Но, что особенно удивительно, слава поэта росла как бы совершенно стихийно, по сути дела   без   участия   средств   массовой   информации.   Истинным   наследником великой   поэтической   культуры   стать   невероятно   сложно.   Для   этого недостаточно «изучить» наследие; необходимо освоить, завоевать, выстрадать великое наследие самой своей жизнью. Именно такую жизнь прожил поэт.

Кто же он, Николай Рубцов? 

«Как я рвался на море»: детство и юность будущего поэта

Николай Михайлович Рубцов родился 3 января 1936 года в селе Елецк Архангельской области. Это небольшое поселение на Севере России.

Дом в Емецке, где родился Николай Рубцов

Отец поэта, Михаил Андриянович, окончив два класса сельской школы ,сначала   устроился   в   родном   селе   продавцом   в   сельпо.   Женился   на   своей односельчанке Шуре Рычковой. В семье было три дочери, два сына. В начале30-х годов семья переехала в Вологду. Михаил Андриянович заканчивал курсы, партийную школу, рос в должностях.

Мать, Александра Михайловна Рубцова, следила за хозяйством и воспитывала шестерых детей. Она пела в церковном хоре и в родном селе, и в Вологде, невзирая на попреки партийного мужа. Александра Михайловна любила народные песни. Все мальчики умели играть на гармошке.

Родители Н. Рубцова

Жили Рубцовы весело – у них часто играла гармонь, заводили патефон. Отец сам хорошо пел и любил слушать оперных певцов. Эта музыкальность передалась детям.

В 1937-м семейство Рубцовых переехало в городок Няндому в 340 километрах южнее Архангельска, где глава семейства три года руководил потребительским кооперативом. Но и в Няндоме Рубцовы прожили недолго – в 1941 году перебрались в Вологду, где их застала война.

В   начале   1938   года   Михаила   Андрияновича исключили из партии и арестовали. В разгар зимы семья Рубцовых   оказалась   без   кормильца. Из квартиры семью «врага народа» выселили. К снохе и внукам приехала бабушка Раиса. Бедные женщины, как могли, зарабатывали на хлеб: стирали, обшивали, мыли в чужих углах. Бабушка чаще оставалась дома с детьми, присматривая за ними, рассказывала сказки – она очень любила сочинения Пушкина и многие его стихи знала наизусть.

Вскоре отец был освобожден из тюрьмы и восстановлен в партии. Он снова работал. И казалось, что жизнь налаживается. Но спустя год семью постигло очередное горе: на комсомольских работах простудилась старшая дочь-певунья Надежда и в 1940 году умерла. В сознании Коли смерть сестры оставила глубочайший след. С этого времени потеря самых дорогих ему близких людей, раннее сиротство незаживающей раной будут терзать его душу, отсюда трагический окрас многих его стихотворений.

В 1941 году родился последний ребенок в семье; чтобы заглушить боль от потери старшей дочери, девочку тоже назвали Надеждой.

В 1941 году началась Великая Отечественная война, и отца призвали на фронт. А через несколько месяцев тяжело заболела мать. Все заботы о семье взяли на себя старшие брат и сестра.

Николай Рубцов вспоминал:

«Старшая сестра, поднимаясь задолго до рассвета, целыми днями стояла в очередь за хлебом, а я после бомбежек с большим увлечением искал во дворе осколки, и если находил, то гордился ими и хвастался».

Летом 1942 года не стало матери, а вскоре и годовалой сестренки Николая.

Домик моих родителей

Часто лишал я сна.

— Где он опять, не видели?

Мать без того больна. —

В зарослях сада нашего

Прятался я как мог.

Там я тайком выращивал

Аленький свой цветок.

Этот цветочек маленький

Как я любил и прятал!

Нежил его, — вот маменька

Будет подарку рада!

Кстати его, некстати ли,

Вырастить всё же смог…

Нёс я за гробом матери

Аленький свой цветок.

В 1964 году Николай Рубцов вспомнил о пережитом в стихе «Тихая моя родина»:

Николай Рубцов Тихая моя Родина. А.  Подболотов

Мальчики, Коля и Альберт, попали в Николаевский приют, недалеко от Вологды. В первые месяцы он несколько раз пытался сбежать домой, но его возвращали. Рубцов прилежно учился, хотя голод и одиночество не оставляли ребенка ни на минуту. Годы детдомовской жизни поэт вспоминал с теплотой, несмотря на полуголодное существование.

Коля не любил шумные зимние игры, зато летом любил строить шалаши, лес любил, с птицами пересвистывался. Все слушал, как деревья шумят.

Сохранился рассказ учительницы литературы: «Коля любил читать стихи и читал хорошо. Встанет, расставит ноги, смотрит куда-то вдаль и декламирует, а сам, кажется, мысленно, — там, с героями стихотворения».

Позднее, после долгих скитаний по миру, Николай часто сюда возвращался и подолгу жил. Во множестве стихов поэта возникает образ этого глухого уголка.

В сохранившейся автобиографии Рубцова указано, что он сирота. На самом деле отец вернулся с фронта в 1944-м, но из-за утраченного архива не нашел детей. Михаил Рубцов женился во второй раз. С отцом 19-летний Николай встретился в 1955-м. Спустя 7 лет Рубцов-старший умер от онкологии.

С 1943 года Николай Рубцов учился в школе при интернате. Во время войны бумаги не хватало, поэтому вместо тетрадей использовали старые газеты и журналы. Любимыми предметами Николая Рубцова были рисование и музыка. Он сам научился играть на гармони и по праздникам выступал на самодеятельных концертах.

В 1945 году Рубцов сочинил первое четверостишие — «Зима», а вскоре завел альбом, куда записывал свои стихотворения. Каждое произведение будущий поэт иллюстрировал. Чаще всего на картинках в альбоме было изображено море: он мечтал служить на флоте и увидеть другие города и страны. Мальчишкой, не видевшим моря, Николай бредил им.

В 1950 году Рубцов окончил семь классов и поехал в Ригу поступать в мореходное училище, однако не прошел по конкурсу и вскоре вернулся обратно. Чтобы получить специальность, он стал студентом лесотехнического техникума в небольшом городе Тотьме Вологодской области.

Как я рвался на море!
Бросил дом безрассудно
И в моряцкой конторе
Все просился на судно.
Умолял, караулил…
Но нетрезвые, с кренцем,
Моряки хохотнули
И назвали младенцем…

Николай Рубцов. «Фиалки»

Мечта привела его в 16 лет в Архангельск, куда он приехал на каникулах после второго курса и  пытался поступить в мореходную школу рыбной промышленности, но снова неудачно. Тогда Николай  устроился помощником кочегара на Архангельский траловый флот.

В 1952 году будущего поэта определили на судно «Архангельск». Рубцов должен был убирать золу из топок и подвозить тачки с углем. Он писал:

Я весь в мазуте, весь в тавоте,

зато работаю в тралфлоте! …

Я, юный сын морских факторий,

Хочу, чтоб вечно шторм звучал.

Чтоб для отважных вечно – море,

А для уставших – свой причал.

Работа была слишком тяжелой, и в 1953 году Рубцов уволился. Он решил получить образование и осенью этого же года подал документы в горный техникум в городе Кировске. Будущий поэт часто прогуливал лекции, засыпал на занятиях. Хуже всего ему давались профильные предметы — химия и геология.

Манили его и большие города.

Весной 1955 года Рубцов бросил техникум и уехал в Ленинград, где вскоре устроился слесарем на военно-испытательный полигон.

Служба на флоте и первый сборник стихов

В конце 1955 года 19-летнего Рубцова призвали в армию и отправили на Северный флот, где он становится матросом эсминца «Острый». На службе отвлекается от ежедневных забот, отдыхает за письменным столом, сочиняет стихи.

Северный флот всячески опекал своих молодых поэтов и прозаиков, публикуя их произведения в газете “На страже Заполярья”. Николай Рубцов активно сотрудничал с газетой, печатал свои стихи, и, конечно, многие из них были о море. («Весна на море», «Мое море», «Старпомы ждут своих матросов», «Хороший улов», «В океане», «Летел приказ»).

Вскоре при издании появилось литературное объединение. На еженедельных собраниях журналисты учили всех желающих писательскому мастерству. Николай Рубцов сразу же стал членом кружка и редко пропускал встречи. Позже он вспоминал:

«В газете я уж на себе испытал, что значит быть связанным строго заданными темами, не допускающими, так сказать, «художественной самодеятельности». <…> Все авторы изощряются в выискивании оригинальных деталей, но главная-то мысль все равно не оригинальна, поскольку она газетная, казенная, как матросская шинель, выданная под расписку».

В 1959 году поэт демобилизовался и вернулся в Ленинград, где устроился разнорабочим на Кировский завод. Трудится кочегаром, слесарем, шлихтовальщиком. Но не оставляет надежд стать известным среди любителей поэзии.

Через год Николай Рубцов вступил в городское литературное объединение «Нарвская застава». Встречи проходили поздним вечером, после работы. Члены кружка читали стихи и обсуждали художественные приемы русских классиков: Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Владимира Маяковского, Сергея Есенина.

Здесь он познакомился с поэтами Глебом Горбовским и Борисом Тайгиным.

Рубцов стал больше времени проводить за книгами и литературными журналами. У него появилась мечта — опубликовать стихотворение в молодежном издании «Смена».

В начале 1960-х годов поэт написал произведения «Соловьи», «Старый конь», «Левитан», «Видение в долине» и отправил их в редакцию, но ни одно не взяли в номер. Тогда друг Рубцова по кружку — литератор Борис Тайгин — предложил ему не ждать публикации в журналах, а самому выпустить небольшой сборник. В 1962 году Рубцов выпустил первую книгу «Волны и скалы» из 38 стихотворений. Поэт вручную напечатал ее на машинке.

«Лиризм, естественность, звучность»

В это же время Николай Рубцов решил поступить в Литературный институт имени Горького. Сначала ему пришлось сдать программу за 10-й класс: в интернате он окончил только семилетнюю школу.

В 1962 году Рубцов получил диплом о среднем образовании. На творческий конкурс в институт он принес свой сборник «Волны и скалы». В августе этого же года поэта зачислили на первый курс.

Николай Рубцов попал на курс к писателю Николаю Сидоренко, ректору института. Группа была дружной, и дебаты о поэзии после лекций продолжались в общежитии. Часто студенты собирались в комнате у Рубцова. Однокурсник поэта Валентин Солоухин вспоминал:  

«Вначале я думал, он шутит, но со временем убедился, что не было у Рубцова привычки закрывать комнату на ключ. Во время заезда заочников многие этим пользовались. Николай заявляется с лекций, а в комнате дым столбом — идет поэтический диспут».

В начале 1960-х годов Рубцов написал стихотворения «Стихи из дома гонят нас», «О чем шумят друзья мои, поэты», «Дуэль».

«Стол его всегда был завален стихами, старыми и новыми, рукописными и отпечатанными на машинке. И я никак не мог понять, когда же он их пишет. Во всяком случае, ни разу не видел его «сочиняющим» стихи. Днем у него явно не было для этого времени, вечерами мы шли к кому-нибудь в гости или к нам кто-нибудь приходил. Ложились всегда поздно, и утром я видел его обычно еще спящим».     Эдуард Крылов. Из очерка «На первом курсе»

Лето после второго курса Рубцов провел в Вологодской области. Лирика поэта после поездки на родину изменилась: он стал больше писать о природе. Вскоре Николай Рубцов сочинил стихотворения «Тихая моя родина», «Я буду скакать по холмам», «Прощальная песня», «Русский огонек» и другие. Все они описывали красоту северной деревни и быт простых людей.

Однокурсник поэта Эдуард Крылов вспоминал:

«Самыми же преданными его почитателями были люди нелитературных кругов. Все они, кому я читал стихи Рубцова, просили переписать их и познакомить с поэтом».

В 1964 году Николай Рубцов решил издать новый сборник стихотворений. Машинописный макет книги он сделал за несколько ночей.

Валентин Солоухин вспоминал:

«Я отдал ему машинку. Через несколько минут он уже стучал, работал всю ночь. Печатал он медленно, с большими паузами, как потом он сам сказал, почти каждое стихотворение правил на ходу. Только утром на какое-то время стук затих, а как только проснулось общежитие, машинка застучала снова».

Сборник приняло издательство в Архангельске, и его включили в план по выпуску на следующий год.

Пребывание в вузе не раз прерывалось: из-за ершистого характера и пристрастия к спиртному Николая отчисляли и вновь восстанавливали.  

Не менее ощутимой была и такая административная мера, как «снятие со стипендии», которая тоже не единожды применялась к Николаю Рубцову, оставляя без средств к существованию.

В те годы культурная жизнь Москвы бурлила: на эстраде гремели стихи Евгения Евтушенко, Роберта Рождественского и Беллы Ахмадулиной.

В эту громогласность провинциал Рубцов не вписывался – он был «тихим лириком», не «жег глаголом». Характерны почти есенинские строки стихотворения «Видения на холме»:

 Люблю твою, Россия, старину.

Твои леса, погосты и молитвы

Он любил своих собратьев по перу, восхищался их поэзией. Но не мог стать с ними на одну сцену. Был тихим, скромным. Не увлекал публику громкими восклицаниями, призывами.  

Творчество Николая Рубцова отличалось от сочинений модных шестидесятников, но поэт и не стремился следовать моде. В отличие от Вознесенского и Ахмадулиной, он не собирал стадионы, но поклонники у Рубцова были.

Писать крамольные строчки он тоже не боялся. В «Осенней песне», которую полюбили барды, есть куплет:

Я в ту ночь позабыл

Все хорошие вести,

Все призывы и звоны

Из Кремлевских ворот.

Я в ту ночь полюбил

Все тюремные песни,

Все запретные мысли,

Весь гонимый народ.

Стихотворение написано в 1962 году, и за такое власти по голове не гладили.

Летом 1964 года поэт перевелся на заочное отделение и переехал в Вологду. Рубцов вспоминал:

«Здесь за полтора месяца написал около сорока стихотворений. В основном о природе, есть и неплохие, и есть вроде бы ничего. Но писал по-другому, как мне кажется. Предпочитал использовать слова только духовного, эмоционально-образного содержания, которые звучали до нас сотни лет и столько же будут жить после нас».

В короткий срок появились стихотворения «Звезда полей», «Добрый Филя», «Мне лошадь встретилась в кустах». Все эти произведения в августе того же года напечатал литературно-художественный журнал «Октябрь».

В 1965 году в Архангельске вышла книга «Лирика» — первый типографский сборник Рубцова. Поэта стали приглашать на вологодские литературные вечера, а местные газеты просили разрешения публиковать следующие его стихи.  

 «Естественная простота дыхания»: сборники «Звезда полей» и «Сосен шум»

В 1967 году в Москве опубликовали второй сборник Рубцова «Звезда полей». В него вошло 44 стихотворения, большинство из которых поэт сочинил в Вологде.

Ректор Литературного института Николай Сидоренко писал:

«Перед нами — рукопись первой книги настоящего поэта, и рукопись выдающаяся…»

Книга стала выпускной работой Рубцова. В июле этого же года он окончил институт и получил диплом о высшем образовании. А через несколько месяцев устроился корреспондентом в газету «Вологодский комсомолец».

В 1968 году Николай Рубцов стал членом Союза писателей СССР. Его порекомендовал друг — журналист Александр Яшин:

«Поэтическое дарование Николая Рубцова настолько бесспорно и уже так отчетливо выявилось в двух его книгах и в журнальной и газетной периодике, что я не вижу необходимости в подробной характеристике его работы».

В этот же год поэт написал стихотворения «До конца», «Ласточка», «Прощальное», «Про зайца», «Листья осенние». Все они вошли в сборник 1969 года «Душа хранит», который вышел в архангельском издательстве. Тираж книги раскупили за несколько месяцев.

Газета «Правда Севера» писала:

«Приятно сознавать, что в большое плаванье вышли в последние годы такие литературные корабли, какими ныне представляются прозаики В. Астафьев, Ф. Абрамов, В. Белов, Н. Жернаков, поэты О. Фокина, Н. Рубцов, А. Романов и некоторые другие литераторы Севера».

В 1969 году Рубцов получает диплом.

В 1970 году Николай Рубцов выпустил последний прижизненный сборник «Сосен шум», в который вошли стихотворения «Зимняя ночь», «У церковных берез», «Шумит Катунь» и многие другие.

Секретарь правления Союза писателей РСФСР Сергей Орлов выступал на заседании организации с такими словами:

«Николай Рубцов раскрывает с естественной простотой дыхания самое главное: традиционную и непреходящую сущность человеческого характера, сложившегося в активном общении с природой Русского Севера».

Жизнь поэта не была простой.  Характер у Рубцова был трудный, неуравновешенный, глубоко противоречивый. Он был то предельно кротким и застенчивым, то развязным и ослепленным чувством зла.

Он мог быть стойким и мужественным и опустить руки из-за неудачи. Он часто мечтал о семейном уюте, о спокойной творческой работе и в то же время всегда оставался “скитальцем”.

Многие близкие поэту люди чувствовали, что Рубцов приближается к трагедии… “Береги свою голову, пока не поздно!” — советовали ему друзья. Но Рубцов уже никого не слышал, он летел к своему концу…

«В словах и звуках вечный ключ сердец»

Поэзию Николая Рубцова называли «тихой лирикой» за стремление к глубине и ясности, «простоту, добро и правду».  Действительно, что может быть проще:

В горнице моей светло,

Это от ночной звезды…

Выросший сиротой, поэт знал одну-единственную мать – Россию, и ей посвятил свои лучшие стихи, свое вдохновение. В стихах Рубцова нет заявлений о любви к Родине, к ее истории, о причастности к жизни народа. Но стихи поэта в высшей степени и патриотичны, и историчны, и народны.

Жил Рубцов, как птица. Легок был на подъем, неутомим в бесконечных перелетах с места на место.

И о птицах писал с большим проникновением и пониманием их судьбы.

Вспомним знаменитых журавлей.

Меж болотных стволов красовался восток огнеликий…
Вот наступит октябрь – и покажутся вдруг журавли!
И разбудят меня, позовут журавлиные крики
Над моим чердаком, над болотом, забытым вдали…

Широко по Руси предназначенный срок увяданья
Возвещают они, как сказание древних страниц.
Все, что есть на душе, до конца выражает рыданье
И высокий полет этих гордых прославленных птиц…

Лето Рубцов обычно проводил в селе Никольское, где легко дышалось и хорошо писалось. Любил ходить пешком, налегке, без поклажи, любил облака над головой, кусты по обочинам, любил старые деревенские проселки, овеянные «сказками и былью прошедших здесь крестьянских поколений». Лучшие строфы его стихотворений рождались в пути, вбирали в себя встречи с жителями окрестных деревень, разговоры на случайном ночлеге, сельские виды, а главное — ощущение внутренней раскованности, вольной воли, которой, как и Блок, Рубцов дорожил больше всего:

С моста идёт дорога в гору.

А на горе – какая грусть! –

Лежат развалины собора,

Как будто спит былая Русь.

Изображение родной природы в рубцовской лирике всегда полно экспрессии, внутренней выразительности, силы, оно всегда соотнесено с его душевным, состоянием, миром его переживаний и чувств.

Брал человек

Холодный мёртвый камень,

По искре высекал

Из камня пламень.

Твоя судьба

Не менее сурова –

Вот так же высекать

Огонь из слова!…

В своей руке

Сверкающее слово

Вдруг ощутить

Как молнию ручную!

Когда листаешь сборники стихов Рубцова, все время мелькают слова “путь”, “дорога”. Образ дороги, образ судьбы поэта прямо связаны у него с образом Времени – истории, судьбы Родины…

Стихи Рубцова сами просятся на музыку, скорее даже сама музыка просится из его стихов, чтобы стать песней.

Только нужно слышать ее, как слышали музыку былин, песен, сказаний древние певцы-гусляры. Поэт был наделен музыкальным талантом, он часто пел свои стихи.

Особенно проникновенны стихи Рубцова о любви. В них заложено самое сокровенное человеческой души и сердца. Оттого так светла и чиста поэзия Николая Рубцова, оттого так музыкальны его стихи.

Читая Рубцова, как-то особенно остро чувствуешь, как мимолетна и скоротечна и как дорога шумная, стремительная жизнь наша.

И еще священнее и таинственнее прикосновение живого лепестка, касание прохладной дождевой капли, и шелест туманной утренней волны…

Еще дороже кажутся и прозрачный полет стрекозы, и медленное парение раннего листопада…

Николай Рубцов обладал необычайным даром предвидения, который присущ только настоящим поэтам. Многое, о чем писал Рубцов, сбылось или начинает сбываться

Россия, Русь! Храни себя храни!

Смотри, опять в твои леса и долы

Со всех сторон нагрянули они

Иных времен татары и монголы.

Они несут на флагах черный крест.

Они крестами небо закрестили,

И не леса мне видятся окрест,

А лес крестов в окрестностях России.

Кресты, кресты… Я больше не могу!

Лирический герой Николая Рубцова — человек, который всю неистраченную нежность, трепетность, возвышенность сыновней любви перенес на образ Родины. С исступленностью, свойственной сердцу, которое испытало муки сиротства и одиночества, отчуждения и душевной замкнутости, поэт восклицал: «Россия, Русь! Храни себя, храни!» И хотя вроде бы странна эта мольба: «Храни себя, храни!», обращенная к России, однако какая сила гражданского чувства таится в этих словах!

Русь моя, люблю твои берёзы!

С первых лет я с ними жил и рос.

Потому и набегают слёзы

На глаза, отвыкшие от слёз…

О, Русь – великий звездочёт!

Как звёзд не свергнуть с высоты,

Так век неслышно протечёт,

Не тронув этой красоты,

Как будто древний этот вид

Раз навсегда запечатлён

В душе, которая хранит

Всю красоту былых времён…

В минуты воодушевления, особенно при чтении стихов, он преображался, светлел лицом, становился лучшим собеседником и другом. Он знал о своем таланте, вот почему в иные минуты бывал и едко-ироничным, и несдержанным, и резким в отношениях с окружающими людьми. Николай Рубцов был далеко не простым человеком. В нём уживались несовместимые черты: кротость, доброта и острая тревога, угрюмость, гнев.

Он был поэт.

Как критики твердят,

Его стихи лучились добрым светом,

Но тот, кто проникал в тяжёлый взгляд,

Тот мог по праву усомниться в этом…

В его прищуре открывалось мне

Печаль по бесконечному раздолью,

По бесконечно брошенной земле,

Ну, словом, всё,

Что мы зовём любовью. Станислав Куняев «Памяти поэта»

Любовью к Родине, природе, окружающему миру, женщине…

Телеальманах: Поэты России ХХ век. Программу ведет  Смирнов Владимир Павлович, профессор Литературного института им. А.М. Горького. https://www.youtube.com/watch?v=AwcFuHS3bBU

Личная жизнь

Николай был влюбчивым, пылким, крайне эмоциональным. Его чувства вспыхивали за несколько минут, так же мгновенно могли и угаснуть.

Известна интересная история, связанная с девушкой Таей Смирновой. В нее поэт влюбился во время побывки, приехал к брату Альберту на пару дней. Тут же написал стихотворение «Букет». По признанию автора, это заняло у него несколько минут. Но Тая оказалась несвободной. Не дождалась Николая из армии, встретила и полюбила другого. А стих переложили на музыку, песню много лет исполнял Александр Барыкин.

Серьезно Николай Рубцов влюблялся дважды. Официально в брак не вступил по разным причинам. Первой его любовью стала Генриетта Меньшикова. Она работала завклубом в Никольском, где жил и учился Николай в детстве. Но познакомились и полюбили друг друга они гораздо позже.

Генриетта Меньшикова

В 1962 году состоялся вечер встреч выпускников. Рубцов приехал в Никольской повидаться с одноклассниками. Познакомился с Генриеттой, был очарован ею. Но вынужден был вернуться в Москву — ждал институт, работа. В начале 1963 пара сыграла свадьбу, но без официального оформления отношений. Весной того же года на свет появилась Леночка. Она жила с матерью в селе, отца видела редко. Он бывал у них наездами, продолжал жить в столице. Потом перебрался в Вологду. В Никольское переезжать не хотел.

В этом же году поэт познакомился с Людмилой Дербиной. Она работала в Вологодской районной библиотеке и в свободное время тоже писала стихи.  У женщины уже был за спиной неудавшийся брак и дочь Инга. Мимолетное знакомство тогда ни к чему не привело: Николай не произвел на Люсю впечатления. Девушка вспомнила о нем в 1967 году, когда в руки попался свежий сборник стихов поэта. Людмила влюбилась в поэзию Николая Рубцова и поняла, что ее место рядом с ним. Она поехала в Вологду, стала его гражданской женой. Свадьбу назначили на февраль 1971, но ей не суждено было состояться.

«Я умру в крещенские морозы…»

 Личная жизнь двух творческих людей была полна эмоций. Драки, ссоры чередовались с пылкими признаниями в любви. Один из таких дней закончился для Рубцова смертью.

Он ушел из жизни рано, на взлёте, трагично…

В ночь на 19 января 1971 года Николай Рубцов погиб в ходе бытовой ссоры с женщиной, на которой собирался жениться. Поэта нашли на полу в квартире, удушенным.

Строки одного из стихотворений стали пророческими…

Я умру в крещенские морозы.

Я умру, когда трещат берёзы.

Людмила Дербина получила 8 лет лишения свободы. Отбыла наказание. Но не признавала достоверность версии об убийстве. По ее мнению, Рубцов погиб от разрыва сердца — случился инфаркт из-за очередного запоя. А ему на момент смерти было всего 35.

Похоронили Николая Михайловича, по его завещанию, на Вологодском Пошехонском кладбище. Он хотел лежать рядом с Константином Батюшковым, тоже похороненным в Вологде. Николай любил его стихи, ценил вклад в развитие русской литературы, поэтики. Равнялся в чем-то на своего кумира. Оставил тайную просьбу о месте захоронения, ее нашли уже после несчастного случая и исполнили желание поэта.

Если умру – по мне

Не зажигай огня!

Весть передай родне

И посети меня.

Где я зарыт, спроси

Жителей дальних мест,

Каждому на Руси

Памятник – добрый крест!    

В 1973 году на могиле Николая Рубцова поставили надгробие – мраморную плиту с барельефом поэта. Внизу выбили надпись: “Россия, Русь! Храни себя, храни!”

В июле того же года в издательстве «Советская Россия» вышел посмертный сборник Рубцова «Зеленые цветы», в которым были опубликованы стихотворения «Ферапонтово», «Последняя осень», «Далекое».

В селе Никольском с 1996 года действует Дом-музей Н. М. Рубцова (в здании бывшего детского дома); именем поэта названа улица, на которой находится музей, а также сельская средняя школа.

В 1998 году имя поэта присвоено петербургской библиотеке № 5 (Невская ЦБС) (Адрес 193232, Санкт-Петербург, Невский район, ул. Шотмана, д. 7, корп. 1). В библиотеке им. Николая Рубцова действует литературный музей «Николай Рубцов: стихи и судьба».

 В 2004 году памятник Рубцову установили в его родном городе Емецке.

С 2009 года проводится Всероссийский поэтический конкурс им. Николая Рубцова, целью которого является поиск и поддержка молодых начинающих поэтов из числа воспитанников детских домов.

Россия читает Рубцова

“Человеческая жизнь у всех начинается одинаково, а кончается по-разному. И есть странная горькая традиция в кончине многих больших русских поэтов. Все великие певцы уходили из жизни рано и, как правило, не по своей воле…” — говорил писатель Виктор Астафьев.

За свою недолгую жизнь Николай Рубцов успел издать только четыре поэтические книги тиражом не более 30000 экземпляров, но сегодня уже невозможно представить русскую поэзию без его имени и его стихов.  Они задушевны, неброски, они по-российски тихи.

«Стихи не пишу, а складываю в голове. Вообще я никогда не использую ручку и чернила и не имею их. Даже не все чистовики отпечатываю на машинке — так что умру, наверное, с целым сборником, да и большим, стихов, «напечатанных» или «записанных» только в моей беспорядочной голове».

Теперь тираж давно перевалил за миллионы, и его чистая звезда поэзии светит нам в пути. И его слова о поэзии как нельзя кстати можно отнести к стихам самого поэта:

Вот так поэзия, она

Звенит – ее не остановишь!

А замолчит – напрасно стонешь!

Она незрима и вольна.

Прославит нас или унизит,

Но все равно возьмет свое!

И не она от нас зависит,

А мы зависим от нее…

 Стихотворения Николая Рубцова

Николай Рубцов «Видения на холме» Исполняет Александр Михайлов https://www.youtube.com/watch?v=B9ua_m7enUM

Николай Рубцов «Русский огонек» Исполняет Александр Михайлов.https://www.youtube.com/watch?v=WhKCbSIS0Mo

Николай Рубцов «Выпал снег — и всё забылось…» Исполняет Борис Плотников.https://www.youtube.com/watch?v=S_keW3wHSO0

Николай Рубцов  «Над вечным покоем» Исполнитель Владимир Федосеев https://www.youtube.com/watch?v=ltvlFx7duEQ

Песни на стихи Н. Рубцова

Поэтические произведения Николая Рубцова стали песнями, впервые прозвучавшими в 1980-90-е. Ту же «Осеннюю песню», только без крамольного куплета, спел Сергей Крылов. Музыку к ней написал композитор Алексей Карелин.

«Осенняя Песня» Сергей Крылов, муз, А. Карелин сл, Н, Рубцов https://www.youtube.com/watch?v=_yKlZ_zgc0s

На конкурсе «Песня-81» Гинтаре Яутакайте спела «В горнице моей светло» (композитор Александр Морозов) https://www.youtube.com/watch?v=2NDA17jBEMA.

Эту песню исполнял Алексей Воскресенский в фильме «Алмазы для Марии», снятом в 1975-ом году.

На музыку положили стих «Звезда полей». Композицию исполнил Александр Градский (альбом «Звезда полей»). Этот романс также звучит в фильме «Николай Рубцов. Поэт» 2006 г.

Популярная ленинградская группа «Форум» тоже ввела в репертуар песню на стихи поэта «Улетели листья». Одноименная композиция попала в альбом «Белая ночь», вышедший в середине 1980-х.

«Улетели листья» Музыка А. Морозова, стихи Н. Рубцов, исп. группа «Форум» https://www.youtube.com/watch?v=_Mf4eHdV4Qg

Песню на стихотворение «Букет» спел Александр Барыкин: мелодия и слова «Я буду долго гнать велосипед» известны не одному поколению советских людей. В конце 1980-х песня звучала на всех концертах.

Николай Рубцов «Букет». муз. исп. Александр Барыкин https://www.youtube.com/watch?v=7_RkLVwuj90

В фильме «Алмазы для Марии» песню «Морошка» поёт Жанна Горощеня:

Группа «Калевала» заслужила любовь зрителей с композицией «Нагрянули».https://www.youtube.com/watch?v=6CJ09qlsU6c

А разве не тронет душу песня на стихотворение Н. Рубцова «После грозы» в исполнении Аркадия Лебедева и Марины Благовещенской?

Статьи из Интернет-ресурсов

Николай Рубцов  https://www.culture.ru/persons/9941/nikolai-rubcov 

Николай Михайлович Рубцов https://biographe.ru/znamenitosti/nikolay-rubcov/

Николай Рубцов: стихи и судьба http://lib.ulstu.ru/docs/downloads/rubcov.pdf

Таким сегодня у нас получился литературный портрет замечательного русского поэта Николая Рубцова.

Возьмите в руки томик его стихов, порадуйтесь и погрустите вместе с ним…

Спасибо за внимание! До новых встреч!

Фото из открытых источников интернета

Читаем продолжение статьи «История Нового года в России»

«Большевики отменили царский запрет на елку»: https://www.gazeta.ru/ny2021/ny1918.shtml

3 января 1787 г. манифестом императрицы Екатерины II при Государственном заемном банке (Санкт-Петербург) была учреждена Государственная страховая экспедиция

Она стала первой страховой организацией в России. Экспедиция страховала только каменные дома и фабрики. С владельцев взималось 1,5% от стоимости зданий, отдаваемых ими в залог.

За более 30 лет существования страховой экспедиции в казну поступило около 1200 тысяч ассигнациями.

Автор: Ирина Макеева
Источник опубликования: https://www.pnp.ru/social/den-3-yanvarya-v-istorii-4…
Фото из открытых источников интернета

3 января 1799 г. император Павел I утвердил «Положение об Императорском Военно-сиротском Доме»

Он был разделен два отделения: благородное и солдатское. В первое отделение брали мальчиков и девочек неимущих дворян и офицеров, а во второе — сыновей и дочерей солдат. Также при Доме проживали инвалиды войны. Заведение финансировалось из казны. Ежегодно на его содержание выделялось около 120 тысяч рублей.

В начале XIX века мужское солдатское отделение было упразднено, а воспитанники распределены по полкам армии. Девичья часть была выделена в отдельное Девичье училище Военно-сиротского дома и переведена в другое здание. В 1863 Императорский сиротский Дом был окончательно закрыт.

Автор: Ирина Макеева
Источник опубликования: https://www.pnp.ru/social/den-3-yanvarya-v-istorii-4…
Фото из открытых источников интернета